Суд повторно вызывает свидетельствовать ребенка

  • «Если хотите отказаться от показаний – ссылайтесь на статью 51 Конституции РФ». Путем анализа ст.

    51 Конституции РФ можно сделать вывод, что в указанной статье речь идет о праве гражданина на отказ от дачи показаний только в части признания им своей вины в инкриминируемом преступлении или в части изобличения его близких.

    Следовательно, лицо вправе не сообщать лишьте сведения, сообщение которых может повлечь привлечение его к ответственности, либо привлечение к ответственности его близких родственников, , а не хранить общее молчание.

    К чему же ведет отказ допрашиваемого от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции РФ? Фактически гражданин дает понять, что он или его близкие совершили то или иное преступление, но говорить о нем он не желает. Поэтому опытные уголовные адвокаты советуют не ссылаться в протоколах допросов на указанную статью: на практике это может трактоваться как косвенное признание своей вины.

    Можете отказаться от дачи показаний, но сослаться на п.2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ: эти положения закрепляют право подозреваемого и обвиняемого ничего не сообщать следствию относительно имеющихся в отношении них подозрений или обвинений. Тогда такой отказ будет воспринят правильно, а не как косвенное признание своей вины.

    При этом стоит быть готовыми к тому, что следователь или дознаватель будут настаивать на том, чтобы Вы объяснили свой отказ, сославшись на ст.

    51 Конституции РФ; в этом случае можно напомнить следователю, что показания даёте Вы, пользуясь предоставленными Вам законом правами, при этом Вы, не являясь юристом, не обязаны знать номера статей законов.

  • «Отказаться от дачи показаний могут любые допрашиваемые лица».

    Конечно, это касается не всех: так, например, свидетели и потерпевшие показания давать обязаны, а за отказ от дачи показаний этих лиц можно привлечь к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ. Однако здесь действует оговорка: субъекту не грозит данная статья, если он отказывается свидетельствовать против самого себя или своих близких.

    Таким образом, свидетель и потерпевший при даче показаний могут пользоваться ст. 51 Конституции РФ только в отношении тех сведений, которые могут повлечь привлечение их к уголовной ответственности.

    К примеру, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относительно фамилии, имени и отчества, иных персональных данных, также отказ дать показания относительно обстоятельств совершённого преступления другим лицом, не являющимся близким родственником допрашиваемого, повлечёт привлечение его к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

    С другой стороны, если свидетель все же пожелает давать показания, ему следует быть особенно внимательным: нередки случаи, когда в последующем его статус меняется на подозреваемого или обвиняемого.

    Такая «уловка» ранее часто использовалась следователями, чтобы получить от граждан нужную информацию для дальнейшего ведения расследования.

    Между тем Конституционный Суд РФ разъяснил, что независимо от формального статуса участника процесса, в случае привлечения лица к уголовной ответственности впоследствии, он вправе отказаться от дачи показаний, за что его к ответственности по ст. 308 УК РФ привлечь нельзя.

  • «Отказ от показаний усложнит работу следствия и позволит оказаться подозреваемому (обвиняемому) в более выигрышном положении».

    В данном случае все зависит от ситуации.

    Отказ от дачи показаний можно использовать, если подозреваемый или обвиняемый не успел тщательно продумать стратегию защиты, сомневается насчет того, может ли ему навредить та или иная информация, не знает, какие доказательства собраны следствием против него Между тем, отказ от дачи показаний лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, это по существу и отказ от своей защиты, отказ от опровержения обвинения или подозрения и отказ от предоставления своей версии событий.

    Для следственных органов же отказ от дачи показаний – это, скорее плюс, поскольку если показаний нет, то и опровергать изложенные в них фактыне нужно, да и сама позиция защиты в деле отсутствуют. А это, в свою очередь, позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло. Однако это утверждение справедливо, если других доказательств в деле достаточно.

    К примеру, представим ситуацию, в которой в отношении Вас подано заявление о совершении преступления, например, об умышленном причинении телесных повреждений. После получения заявления, сотрудник полиции вызовет Вас для получения объяснения.

    Если Вы откажетесь от дачи объяснений, то при наличии объяснений заявителя и справки о тяжести телесных повреждений в отношении Вас наверняка будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, и решён он будет положительно.

    Однако, если бы Вы в подобной ситуации дали объяснение о своей непричастности, например, сообщили о наличии алиби, то, возможно, дело в отношении Вас бы даже не возбудили.

    Поэтому, советуем во всех случаях, когда Вы не совершали противоправных деяний, дать показания, хотя бы коротко. 

    Статьей 51 Конституции РФ следует пользоваться лишь в случаях, когда:

    • Вы понимаете, что привлечение Вас к ответственности не беспочвенно и имеет основания;
    • Когда нет определенности в позиции по делу (например, Вы не определились, стоит ли признавать вину, чтобы нацелиться на смягчение наказания, либо следует побороться за оправдательный приговор);
    • Когда Вы не доверяете следствию и нацелены на то, чтобы воспользоваться своими правами и опровергнуть обвинение в стадии судебного рассмотрения уголовного дела (данное основание наиболее актуально по общественно-значимым уголовным делам, в которых затронуты интересы государства, политических или финансовых элит).
    • Вы не хотите, чтобы Ваша позиция и версия событий стали известны до судебного рассмотрения дела, чтобы следствие не дополнило материалы дела доказательствами, опровергающими Вашу позицию (в подобной ситуации следует всегда учитывать риск возвращения уголовного дела судом прокурору на основании ст. 238 УПК РФ).
  • «Нанимать адвоката, чтобы отказаться от дачи показаний, не нужно».

    Даже если вы собрались молчать на допросе, это не значит, что защитник не нужен. Уголовный адвокат может разъяснить подозреваемому или обвиняемому его права, поможет выяснить, целесообразно ли в конкретном случае хранить молчание, проверит правильность составления протокола допроса и проследит за тем, чтобы на его доверителя не оказывалось ни психологическое, ни физическое давление.

    Помните, что даже свидетель может явиться к следователю с адвокатом — никто не может лишить его этого права.

    Следует также учитывать, что на стадии так называемой доследственной проверки и на стадии предварительного расследования, особенно по уголовным делам в сфере экономики, оперативных сотрудников и следователей не редко не устраивает отказ опрашиваемого или допрашиваемого от дачи объяснений или показаний.

    В этих случаях на Вас могут оказать давление в целях получить нужные сведения, используются угрозы привлечением к уголовной ответственности или применением мер процессуального принуждения (задержанием, заключением под стражу).

    Довольно популярным способом ведения допроса при отказе допрашиваемого от дачи показаний является постановка следователем вопросов даже после отказа отвечать; в подобных в протокол после отказа от дачи показаний все равно заносятся вопросы следователя. При этом следует не теряться и после каждого вопроса повторять одну фразу: «От дачи показаний отказываюсь». Ценность подобного протокола допроса для защиты велика, так как через поставленные следствием вопросы можно узнать ход расследования, те обстоятельства, которые интересуют следствие.

  • Как на допросе хранить молчание: разбор ситуаций

    Никто не обязан свидетельствовать против самого себя.

    Право хранить молчание

    Многие из вас знают про статью 51 Конституции России, ее содержание даже очень широко известно.

    • Тогда почему я снова и снова сталкиваюсь с проблемой, когда многие боятся ее использовать?
    • Давайте вместе прочитаем еще раз часть первую этой статьи:
    • «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».

    Аргумент большинства граждан против ее применения достаточно прост: если я не буду отвечать на вопросы следователя, дознавателя или оперативника, то он может меня в чем-то заподозрить или я его таким образом настрою против себя (своей компании и т.п.), я хочу сохранить с ним (следователем, дознавателем, налоговым инспектором и т.п.) «добрые» отношения.

    Итак, попробуем вместе избавиться от «страхов» применения статьи 51 Конституции РФ через «разбор» конкретных ситуаций.

    Ситуация 1. Вас вызывают на допрос или опрос

    Оперативник хочет пригласить вас на опрос. Напомню, что опрос — это добровольное «мероприятие» и каждый вправе решить сам — идти на встречу или нет.

    Между тем, оперативник имеет в арсенале некоторые способы, чтобы заставить вас прийти к нему на допрос.

    Что нужно оперативнику, чтобы заставить вас к нему прийти?

    Конечно же, осуществить на вас психологическое давление.

    Он может вам звонить, «угрожать» привлечением вас к ответственности, в том числе уголовной, а также якобы имеющейся у него возможностью в случае неповиновения законному распоряжению сотрудника полиции, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей — привлечь вас к административной ответственности с наложением на вас ареста на 15 суток (ст. 19.3 КоАП РФ).

    Сразу обращу ваше внимание, что в статье 19.3 КоАП РФ ключевым словом является слово «законное», а вот законным такое требование не является.

    Поэтому мы решаем два вопроса: идти или не идти?

    Я лично в большинстве случаев советую идти. Ну, или решайте сами.

    Если сформируем защитительную позицию (лучше это сделать с адвокатом), то можно идти и давать «правильные» показания, если защитительная позиция не сформирована, то идем и берем статью 51 Конституции РФ.

    Применяя статью 51 Конституции РФ «не боимся», что вы не сможете таким образом выстроить «хорошие» отношения со следователем, и он вас начнет в чем-либо подозревать. Надо понимать, что если вас вызвали на «беседу», то вас уже подозревают (т.е. уже сам по себе вызов — это сигнал, что проблема есть).

    Еще раз: если вас вызывают, то вас уже подозревают. С этим пониманием и идем.

    1. И если вы все-таки хотите облегчить работу оперативнику или следователю — даете показания, если нет — берете статью 51 Конституции РФ.
    2. Согласитесь, положа руку на сердце, что мы всегда примерно, ну, или точно, понимаем, какие у нас есть риски, и знаем, какие вопросы нам будут задаваться.
    3. Кстати, в ходе беседы оперативник обязан нам пояснить по поводу чего он вас вызвал, либо вы можете сами попросить его пояснить зачем вас вызвали.

    Помним, что всегда есть вопросы, когда ты не сможешь сослаться на память. Например, ты был директором «помойки». Поэтому либо формируем защитительную позицию, либо необходимо воспользоваться статьей 51 Конституции РФ.

    Ситуация 2. Статья 51 Конституции при проведении допроса или опроса

    На допросе все начинается «невинно» — банальные вопросы — где родился, кем работаешь, образование, не состоите ли вы на учете в психоневрологическом диспансере. Можно ли уже на этой стадии воспользоваться статьей 51 Конституции РФ? Да, конечно. Даже на этой стадии! Оперативники в ответ начинают смеяться.

    Читайте также:  Отработка при увольнении: сколько должен отработать работник, как считать, входит ли больничный, как не отрабатывать 2 недели

    Они, типа, и так прекрасно все знают. Но все равно и в этом случае нужно (желательно!) брать 51-ю статью, так как человека могут разговорить.

    А ты вошел во вкус и начал отвечать: можно без достаточного опыта быстро не среагировать, и вот ты и попался.

    Странно, согласитесь, сначала вы воспользовались статьей 51, а потом выборочно начали отвечать.

    Еще раз напомню, что многие думают, что ссылка на статью 51 может навлечь на нас подозрение, забывая при этом, что ведь вас уже и так подозревают.

    Ситуация 3. При применении (если вы ею воспользовались) статьи 51 Конституции никаких рисков нет

    Статья 51 это очень эффективный инструмент. Это фактически бесценный инструмент и способ защиты, который сложно переоценить. «Никто не обязан свидетельствовать против себя» — говорит эта статья и гарантирует вам ваше право на защиту.

    • Надо ли объяснять сотруднику полиции, почему вы решили воспользоваться этой статьей?
    • Надо ли отвечать на вопрос, который задает следователь: «Вы генеральный директор?» или можно просто воспользоваться без объяснений статьей 51 Конституции РФ?
    • Надо ли мотивировать, почему вы решили воспользоваться этой статьей и отвечать на вопрос следователя: «Прошу сообщить, в связи с чем вы решили воспользоваться ст. 51?»

    Многие пугаются этих и других подобных вопросов, теряются и пытаются ответить на вопрос следователя, а следователь этим пользуется и продолжает запугивать. И человек начинает отвечать (вот почему на такую встречу надо идти с адвокатом).

    Как тогда себя вести в упомянутых выше случаях? Очень просто. Взять ст. 51 Конституции РФ! И все!

    Например, на вопрос следователя: «Знаете ли вы что есть уголовная ответственность за отказ от дачи показаний?» отвечаем также просто: «Статья 51 Конституции РФ».

    Ситуация 4. Юридический (психологический?) нюанс перед тем, как вы решили воспользоваться статьёй 51 Конституции РФ

    На практике приходится психологически очень трудно — вы только что расписались об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний — и вот вам уже сложно дать ответ: «Я хочу воспользоваться ст. 51 Конституции РФ!»

    Человеку зачастую, особенно, если он приходит на допрос один, психологически очень сложно сказать, что он желает воспользоваться статьей 51 Конституции РФ.

    (Кстати, раньше, например, налоговики говорили, что приход на допрос с адвокатом подтверждает виновность. Очень хорошо, что суды налоговиков и правоохранителей «поправили»).

    Важно помнить, что и свидетель может воспользоваться ст. 51 Конституции РФ. Мы сами определяем, можем или нет воспользоваться этой статьей. Это наш выбор. И на вопрос следователя или оперативника: «Почему вы считаете, что вами может быть использована статья 51 Конституции РФ?» отвечаете: «Не знаю, просто считаю!»

    Ситуация 5. Последствия того, если вы решили воспользоваться и воспользовались статьей 51 Конституции РФ

    Отказавшись от дачи показаний в порядке статьи 51, как показывает практика, влечет очень интересное последствие: таких людей повторно просто не вызывают.

    Как вы думаете, с кем удобнее работать следователю или оперативнику, если один дает показания, а другой не дает? Конечно, вызывать будут того, кто дает показания.

    Ситуация 6. Когда не следует пользоваться статьей 51 Конституции РФ?

    В случае, если вы подписант договоров, то в этом случае пользоваться статьей 51 не следует. В этом случае лучше идти к адвокату, формировать защитительную позицию и давать показания, когда вы к этому будете готовы.

    Важно понимать, что формирование позиции — это очень продолжительное по времени действие, так как надо скорректировать и направление закупки, и направление сбыта и т.п.

    И вот только когда информация откорректирована, то тогда ее несем и отдаем в орган внутренних дел.

    Ситуация 7. Может ли оперативник стать свидетелем? Или никогда не соглашайтесь на беседу без протокола

    И в заключении совет: никогда не беседуйте с сотрудниками полиции без адвоката.

    Ибо зачастую люди даже не подозревают о тех рисках, которые несут в себе беседы без протокола.

    Как это происходит на практике?

    Приезжает оперативник часов в 10 вечера к вам и сообщает, что вопросов он лично к вам не имеет и просит пообщаться без протокола, типа, вы мне все расскажите…

    А потом эти показания всплывают. Как? Да очень просто. И не с помощью диктофона. Все гораздо легче и проще.

    После такого разговора беседовавший по душам оперативник приходит к следователю и говорит, что у него есть оперативная информация, допроси, мол, меня. И следователь начинает его допрашивать, и такая информация (которую передали именно вы!) потом будет иметь силу.

    Оперативник сообщает, что ему в ходе оперативной работы стала известна такая-то информация и тот-то и тот-то мне все это рассказал. Фактически оперативник становится свидетелем. А у нас свидетельскими показаниями является информация, если будет назван источник такой информации.

    А источником в данном случае будете именно вы.

    Вот и получается, что «очень хорошо» побеседовали без протокола.

    Допрос несовершеннолетнего — на что обратить внимание?

    Вызвать на допрос несовершеннолетнего до 16 лет можно через родителей или образовательное учреждение. Оповещение о допросе может поступить в виде повестки или по телефону. В повестке будет отображено два имени: ребенка и взрослого.

    Если вы считаете, что вашему ребенку может что-то угрожать, обязательно отправьте с ним на допрос квалифицированного защитника — адвоката по делам несовершеннолетних.

    • Хотите разобраться, но нет времени читать статью? Юристы помогут
    • Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажете
    • С этим вопросом могут помочь 76 юристов на RTIGER.com

    Решить вопрос >

    Как проходит допрос

    Чтобы допрос несовершеннолетнего прошел с наибольшей эффективностью, важно уделить внимание месту его проведения и подготовке. Перед следователем встает ряд вопросов:

    1. Где лучше провести допрос — в месте производства следствия или в знакомой ребенку обстановке. В решении такого вопроса отталкиваются от возраста несовершеннолетнего. Для малышей отдают предпочтение знакомой обстановке, а для подростков от 14 до 16 лет — наоборот. В некоторых ситуациях допустим допрос на месте происшествия: это делается по прошествии большого количества времени после события или чтобы установить точные детали.
    2. Выбрать день и время для допроса. В связи с особенностями детской психики, допрос следует провести как можно скорее. На впечатления от происшествия накладываются новые события, которые со временем вытесняют из памяти прошлые, а особенно, неприятные воспоминания. Также это важно, чтобы ребенок не поддался влиянию взрослого, который имеет выгоду от искажения события.
    3. Составить психологический портрет несовершеннолетнего. Для того чтобы установить психологический контакт с подростком, следователь может до допроса пообщаться с родителями, педагогами. Узнать круг общения, интересы.

    В отношении подготовки к допросу несовершеннолетнего важно, чтобы следователь спланировал свое время. Для ребенка недопустимо ожидание в коридоре.

    Законом установлены ограничения по времени допроса. Подростка с 14 лет нельзя допрашивать более 4 часов в день. Ребенка до семи лет нельзя допрашивать без перерыва более 30 минут, а в общей сложности — более одного часа.

    Ребенка в возрасте от семи до четырнадцати лет разрешено допрашивать в течение часа, а с перерывом — не более двух часов.

    Сведения, которые получены в ходе допроса, фиксируют в протоколе. По окончании все участники допроса имеют право ознакомиться с документом, внести правки.

    Сама процедура должна фиксироваться на видео, но при отказе ребенка или родителя этого не произойдет.

    Допрос несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля

    УПК РФ Статья 191 посвящена правилам, которые нужно соблюдать при допросе несовершеннолетнего. Требования закона:

    1. Присутствие педагога для несовершеннолетних до 14 лет, а с 14 лет — на усмотрение следователя.
    2. Присутствие родителей. Для детей до 14 лет это обязательное требование. При этом, если ребенок стал жертвой домашнего насилия, то присутствие родителей под запретом. Тогда вызывается другой родственник или представитель образовательного учреждения.

    Пример. Мать-одиночка Галина Скворцова воспитывает свою девятилетнюю дочь Наталью. Учительница Нина Степановна часто замечала на теле девочки гематомы.

    Нину Степановну настораживала замкнутость Натальи, постоянные круги под глазами, что говорило о недостатке сна. Мать девочки была замечена в употреблении алкоголя. Учительница обратилась в полицию, в отдел по делам несовершеннолетних.

    Наталью вызвали на допрос в качестве потерпевшей, повестку передали через учительницу, а не родителя, который подозревается в причинении побоев.

    Подростки до 16 лет не несут уголовную ответственность за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Перед началом сессии несовершеннолетнему должны разъяснить его права и причину его визита.

    Допрос ребенка в суде по уголовному делу

    УПК РФ Статья 280 посвящена допросу несовершеннолетнего на этапе судебного следствия. Большую роль играет участие педагога, в статье разъяснена его роль в деле.

    Он имеет право задавать вопросы несовершеннолетнему с разрешения судьи. При этом подросток до начала допроса имеет право выбора педагога — знакомого или незнакомого. Это важный момент, потому что при некоторых людях ребенок будет чувствовать себя некомфортно.

    Если ребенок стал жертвой насилия, то педагога может заменить психолог, который должен быть того же пола, что и потерпевший.

    Участие в процессе родителей допустимо. При допросе несовершеннолетнего родители с разрешения судьи также могут задавать вопросы. При этом недопустимо порицание и давление.

    Допрос несовершеннолетнего в целях безопасности по постановлению судьи может проводится в отсутствие подсудимого. То есть подсудимый будет временно удален из зала.

    После подсудимого оповещают о показаниях свидетеля, дают возможность задать вопросы. После допроса ребенок и педагог могут уйти с заседания суда с разрешения судьи.

    Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого

    Если подросток подозревается в преступлении, то правила допроса регулирует УПК РФ, Статья 425. Несмотря на статус подростка в уголовном деле, работа должна проходить в мягкой форме. Допрос проводится в присутствии защиты — адвоката. Он имеет право задавать вопросы, вносить правки в протокол.

    В работе с несовершеннолетними до 16 лет обязательно присутствие педагога или психолога. И после 16 лет при наличии психических заболеваний или задержки психического развития — тоже.

    Кроме того, педагог может задавать вопросы. Особенно важно, если обвиняемый стесняется или не желает давать показания следователю.

    Педагог, который знаком ребенку, может быстро наладить контакт и положительно повлиять на беседу. После он имеет право ознакомиться с протоколом, делать письменные замечания.

    Есть ограничения и по времени. Максимальный лимит в день — 4 часа. При этом через два часа должна быть сделана пауза.

    1. Источники:
    2. Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля
    3. Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля
    4. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого

    Проблемы участия несовершеннолетних в гражданском процессе

    При расторжении брака между родителями детей и разрешении сопутствующих вопросов в судебном порядке весьма актуальной является проблема участия несовершеннолетних в гражданском процессе – точнее, сложности, которые при этом возникают.

    С одной стороны, государство предусматривает охрану и защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего, а также заботу о его здоровье.

    Конвенция о правах ребенка гарантирует ему право быть заслушанным в ходе любого судебного заседания, которое затрагивает его интересы.

    Семейный кодекс РФ также содержит положения, наделяющие ребенка правом быть заслушанным в ходе судебного разбирательства.

    С другой – на практике ребенку, как правило, предоставляется право высказать его мнение по вопросам, затрагивающим его интересы. Но действительно ли в заседании ребенок озвучивает именно свое мнение по интересующему суд вопросу?

    Читайте также:  Отпуск по уходу за ребенком и единовременное пособие

    Например, рассматривается вопрос об определении места жительства ребенка или о лишении отца родительских прав. Если ребенок достиг возраста 10 лет, то в обязательном порядке он приглашается в суд, который спрашивает его мнение по тому или иному вопросу. Хочет ли ребенок давать какие-либо пояснения в заседании, суд в принципе не интересует.

    Здесь, конечно, сложно разграничить нежелание ребенка включаться в конфликт и нежелание одного из родителей, чтобы мнение ребенка было услышано, если оно не совпадает с мнением (желанием) этого родителя.

    Не первый год занимаясь семейными спорами, я обратила внимание, что чаще всего страдает именно ребенок. Когда взрослые пытаются решить свои разногласия в судебном порядке, обвиняя друг друга «во всех смертных грехах», они забывают, что втягивают в «войну» ребенка.

    В таких спорах взрослые нередко не стесняются в приемах, а ребенок зачастую становится «разменной монетой»: родители и другие взрослые члены семьи забывают, что должны любить ребенка, заботиться о нем, не вмешивать его в подобные конфликты, чтобы не навредить формирующейся детской психике.

    По факту же получается, что «на войне все средства хороши».

    Допрос в суде становится для несовершеннолетнего дополнительным стрессом. Даже взрослый человек, приходя в суд, ощущает волнение и тревогу.

    Что же в таком случае чувствует ребенок, оказавшись в незнакомом «пафосном» месте с большим числом незнакомых людей, которые задают ему вопросы и вообще – непонятно чего от него хотят? Ребенок начинает волноваться, теряется, не понимает сути происходящего и мечтает лишь об одном: чтобы все скорее закончилось и его оставили в покое. О каком четко сформулированном мнении именно самого ребенка в такой ситуации может идти речь?

    С точки зрения психологов, ребенок уже в 10 лет может выразить свою позицию, дать оценку. Именно поэтому при регламентации допроса несовершеннолетнего законодатель использует данный возрастной критерий.

    Но, полагаю, не принято во внимание, что достижение ребенком определенного возраста еще не гарантирует его способность действительно сформулировать мнение по конкретному вопросу.

    Не учтены и второстепенные факторы, имеющие значение: это и психологические особенности развития ребенка, его социальная адаптация, восприимчивость к окружающим и множество других аспектов, влияющих на формирование волеизъявления.

    Может быть, у ребенка плохое настроение, он переволновался, заболел, а может – у него переходный возраст и он назло всем противопоставляет себя окружающим… Чье мнение в итоге слышит суд и насколько оно объективно? Нередко в итоге это фактически мнение одного из родителей, имеющего большее влияние на ребенка, либо мнение «всем наперекор», если речь идет о подростке. Насколько реализовано в таком случае право ребенка быть услышанным?

    Когда решается вопрос об определении места жительства ребенка, то, как правило, суд назначает психолого-педагогическую экспертизу, чтобы выяснить, с кем из родителей с психологической точки зрения предпочтительнее остаться ребенку. Идея экспертизы, на мой взгляд, очень хорошая, но и здесь существует ряд недостатков, на которые обращают внимание и сами эксперты.

    Во-первых, эксперт чаще всего проводит психологическое исследование ребенка, не прибегая к изучению иных педагогических аспектов, связанных с его обучением и воспитанием. Также им не запрашиваются и не исследуются характеристики с места учебы ребенка и иная медицинская документация, что, безусловно, влияет на итоговые выводы.

    Во-вторых, встреча ребенка с экспертом, как правило, всего одна, в ее ходе проводится ряд тестов, помогающих определить уровень развития ребенка, его отношение к окружающему миру, семье, родителям и пр.

    Одна встреча и ряд тестов, с моей точки зрения, не могут дать объективную оценку психологических особенностей несовершеннолетнего, определить уровень его тревожности, характер взаимоотношений в семье, отношение к каждому из родителей.

    Не все дети сразу могут раскрыться перед незнакомым человеком, даже профессиональным психологом. В результате это может привести к необъективности полученных данных.

    В-третьих, нередко на таких встречах присутствует мать ребенка, что также влияет на объективность выводов, содержащихся в заключении.

    В-четвертых, в некоторых случаях экспертное заключение необъективно. Адвокаты сторон спора, как и суд, не смогут сами оценить выводы эксперта по этому критерию, поскольку у суда не появится оснований для сомнений при наличии у эксперта надлежащих документов, лицензии и пр.

    Поэтому чаще всего установить необъективность заключения сложно. Но проблема существует, о чем говорят сами специалисты в данной области. Анализируя подобные экспертные заключения, они указывают на их низкий уровень, а порой – на неверную интерпретацию результатов обследования ребенка.

    Законодательство также предусматривает необходимость присутствия педагогического работника при допросе несовершеннолетнего свидетеля в гражданском процессе.

    По моему мнению, педагог, участвующий в судебном заседании, как правило, не выполняет каких-либо функций в плане защиты интересов ребенка. Если говорить о том, что он должен оградить ребенка от агрессии со стороны одного из родителей или обоих, то с этим хорошо справляется суд.

    Если иметь в виду, что педагог должен помочь ребенку не бояться и сформулировать свое мнение, то на практике это не работает, так как ребенок видит данного человека впервые – непосредственно в судебном заседании – и относится к нему с недоверием.

    С точки зрения психологии ждать от ребенка обратной реакции непрофессионально. Таким образом, роль педагога в гражданском процессе на практике представляется номинальной.

    Таким же номинальным будет и участие адвоката, если обсуждать предложение о предоставлении несовершеннолетним права на бесплатную юридическую помощь адвоката.

    Адвокат для несовершеннолетнегоО праве несовершеннолетнего на обращение с ходатайством о назначении ему адвоката или иного представителя

    Тема внесения изменений в Семейный кодекс РФ, ГПК РФ и Закон об оказании бесплатной юридической помощи в части поправок, предусматривающих предоставление несовершеннолетним адвоката по назначению, периодически обсуждается в СМИ.

    Однако, на мой взгляд, предоставление адвоката несовершеннолетнему вряд ли достигнет цели, для достижения которой разрабатываются поправки.

    Что может узнать у ребенка адвокат в судебном заседании, какое мнение выскажет ребенок и действительно ли это его мнение? Те же самые вопросы задает и судья, получает ответы и, исходя из обстоятельств, выносит решение.

    Адвокат в данном случае будет лишь выполнять функцию наблюдателя и не сможет повлиять на ситуацию, так как не знает ее изнутри. Как в таком случае он будет защищать права и законные интересы ребенка, не представляя его истинного мнения? Адвокат – не профессиональный психолог. К тому же, чтобы ребенок раскрылся, нужно время, которого в судебном процессе нет.

    Полагаю, если законодатель действительно беспокоится о здоровье детей, особенно психическом, и желает, чтобы суд, рассматривая подобные споры, услышал именно позицию самого ребенка, необходимо кардинально изменить подход к этому процессу.

    В связи с этим представляется более правильным исключить непосредственное участие несовершеннолетнего в судебном заседании, чтобы снизить психологическое воздействие на него.

    Одновременно необходимо создание экспертных учреждений, которые будут заниматься психологическим обследованием семьи (не только ребенка, а именно семьи: психологической обстановки, отношения каждого из родителей к ребенку, психологического развития ребенка, его отношения к каждому из родителей, насколько развитие ребенка позволяет сделать выводы по поставленным судом вопросам, а также прочих аспектов, которые помогут выявить уровень психологической готовности ребенка оценивать ситуацию и формировать именно собственное, а не навязанное мнение по интересующему суд вопросу). Подобная оценка должна проводиться со всей тщательностью, и приоритетными должны быть интересы ребенка, его психологическое состояние.

    Такое обследование должно занимать не меньше месяца – в зависимости от того, как быстро ребенок раскрылся перед экспертом.

    Эксперт, в свою очередь, должен подходить к этому вопросу не формально, а работать с ребенком, быть заинтересованным в нем, беседовать в игровой форме, а не только проводить тесты, которые покажут уровень развития, социальной адаптивности и прочие психологические характеристики.

    По итогам обследования эксперт представляет заключение в суд, которое и будет учитываться с точки зрения позиции несовершеннолетнего. Таким образом, уменьшится психологическая нагрузка на неокрепший детский организм.

    Проблема создания подобных экспертных учреждений состоит в том, что, во-первых, для этого требуются вложения государства. Во-вторых, необходимо подбирать экспертов, которые будут подходить к этой работе с энтузиазмом, а не просто ставить «галочки» в опроснике, на основании которого будет составлено заключение. Должна быть исключена заинтересованность эксперта при проведении обследования.

    Считаю, что создание названной экспертной службы и проведение обследования помогут выявить психологически неблагополучные семьи, а также семьи, в которых может быть применено физическое или психологическое насилие в отношении несовершеннолетнего.

    Безусловно, экспертное заключение не должно рассматриваться как основополагающее при решении конкретного вопроса, его следует учитывать в совокупности с другими доказательствами и по возможности исключать непосредственное участие ребенка в судебном заседании.

    Суд повторно вызывает свидетельствовать ребенка

    Здравствуйте!

    Допрос несовершеннолетнего свидетеля допустим в любом возрасте при соблюдении надлежащего порядка.

    При этом согласно ст.280 УПК РФ при участии в допросе потерпевших и свидетелей в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению суда и в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет участвует педагог. Допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, проводится во всех случаях в присутствии педагога.

    Также в соответствии с требованиями УПК РФ при необходимости для участия в допросе несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, вызываются также их законные представители, которые могут с разрешения председательствующего задавать вопросы допрашиваемому. Допрос потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста четырнадцати лет, проводится с обязательным участием его законного представителя.

    Перед допросом потерпевших и свидетелей, не достигших возраста шестнадцати лет, председательствующий разъясняет им значение для уголовного дела полных и правдивых показаний. Об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний эти лица не предупреждаются и подписка у них не берется.

    В целях охраны прав несовершеннолетних по ходатайству сторон, а также по инициативе суда допрос потерпевших и свидетелей, не достигших возраста восемнадцати лет, может быть проведен в отсутствие подсудимого, о чем суд выносит определение или постановление. После возвращения подсудимого в зал судебного заседания ему должны быть сообщены показания этих лиц и представлена возможность задавать им вопросы.

    Читайте также:  Отдал ноутбук на гарантийный ремонт, но офис сгорел вместе с ноутбуком

    По окончании допроса потерпевший или свидетель, не достигший возраста восемнадцати лет, педагог, присутствовавший при его допросе, а также законные представители потерпевшего или свидетеля могут покинуть зал судебного заседания с разрешения председательствующего.

    Основанием для привода неявивишегося в суд свидетеля являются доказательства о том, что: а) участник процесса знал, что его вызывают (корешок повестки с его подписью, расписка в протоколе судебного заседания, уведомление почтового учреждения об отказе получить повестку, рапорт или протокол допроса нарочного (лица, доставлявшего повестку);б) участник процесса не явился в назначенный срок (протокол процессуального действия, справка); в) отсутствовали уважительные причины неявки. Уважительными причинами неявки являются несвоевременное получение повестки, болезнь, стихийное бедствие, длительный непредвиденный перерыв в движении транспорта, болезнь члена семьи или наличие малолетних детей при невозможности поручить кому-либо уход за ними и др. О наличии причин, препятствующих явке, вызываемое лицо обязано заблаговременно уведомить тот орган, которым оно вызывалось (ч. 3 ст. 113 УПК). Поэтому отсутствие уважительных причин неявки презюмируется, если есть доказательства о том, что лицо знало о вызове.

    Если вызывает на допрос налоговый орган — 12 советов от юриста — Право на vc.ru

    Советник и адвокат юридического бюро DS Law Денис Зайцев о порядке действий до, во время и после беседы с инспектором.

    {«id»:25242,»gtm»:null}

    Денис Зайцев

    Статистика ФНС и Верховного суда уже какой год рапортует о росте доначислений по результатам налоговых проверок.

    Количество контрольных мероприятий уменьшается (в 2016 году проведено 26 тысяч проверок — на 15% меньше показателя предыдущего года), а их результативность растет: по сравнению с 2015 годом по результатам налоговых проверок в бюджет поступило на 103 млрд рублей больше, на 54% вырос средний «ценник» проверки, с 44% до 82% за пять лет увеличился процент решений, принятых в пользу налоговых органов.

    При этом один из самых действенных механизмов в выявлении недоимки, который может перечеркнуть все старания собственника бизнеса, привлеченных консультантов и все бумажные доказательства, — это допрос.

    Допрашивают топ-менеджеров и собственников, текущий персонал и уволенных сотрудников, руководство и сотрудников контрагентов. Нередко почву для доначислений дают не «отказные» свидетельства и «доносы» обиженных контрагентов и бывших работников, а вполне лояльные бизнесу показания.

    Часто сотрудники налогового органа звонят по телефону и высылают приглашения с целью «просто пообщаться». В таких приглашениях часто указывается «просим явиться» и тому подобное.

    Здесь следует отметить: единственное основание для приглашения — повестка о вызове на допрос, оформленная в виде официального документа за подписью руководителя и с печатью инспекции со строгим требованием явиться для дачи показаний в качестве свидетеля. От всех остальных приглашений можно отказаться, ответственность за такую «неявку» не наступит.

    Также нередко сотрудники инспекции пугают принудительным приводом в случае неявки. Это не так. Налоговый орган вызывает на допрос только в рамках Налогового кодекса, который такой процедуры, как привод, или иной похожей меры не содержит. Привод возможен только в рамках дела об административном правонарушении, о котором вас обязаны предварительно уведомить.

    Даже если вызвали по всем правилам, решение, идти или нет, остаётся за вами. Цена вопроса — штраф в 1000 рублей. Такое решение принимается, как правило, с учетом того, понимаете ли вы цель вызова, готовы ли вы ответить на все вопросы, как такие ответы могут повлиять на вас или, к примеру, на ваших деловых партнеров и допустимы ли такие последствия.

    В повестке о вызове на допрос в качестве свидетеля должна быть указана причина вызова. Так вы поймете, для чего вас вызывают и о чём возможно будут спрашивать. Чаще всего вызывают, чтобы получить показания в отношении вас самих как налогоплательщика (организации, акциями или долями которой вы владеете), либо в отношении ваших контрагентов.

    Также вызывают работников организации, реже — бывших сотрудников для дачи «уличающих» показаний. Если цель непонятна, вы можете позвонить исполнителю (обычно указывается в повестке) или написать письменное обращение. Не получив вразумительного ответа, можете смело возвращаться ко второй рекомендации.

    Если цель вызова ясна, соберите документы по предмету допроса. Эту рекомендацию практически никто не выполняет. И напрасно: ведь на самом допросе документы под рукой помогут точнее вспомнить обстоятельства дела, дать более корректный ответ.

    Это поспособствует тому, что вас повторно не вызовут на допрос (а это случается достаточно часто), а также не позволит инспектору додумать что-то за вас. Так, налоговые органы могут сознательно использовать прием по дискредитации показаний в случае, когда вы не можете дать ответ на совершенно очевидный вопрос.

    К примеру, отвечая на вопросы вроде «известен ли Вам Иванов Иван Иванович», «подписывали ли Вы документы?» фразами «нет» или «не помню», вы даете налоговому органу шанс заявить о недействительности таких отношений, о создании фиктивного документооборота.

    Подобный аргумент может позволить налоговому органу как исключить расходы для целей налогообложения для вашей организации, так и сделать то же самое для вашего контрагента.

    Если назначенное для вызова время вас не устраивает, вы можете попросить о переносе. Причина неявки в назначенное время должна быть объяснена, но прикладывать подтверждающие документы не обязательно.

    При этом новое время для вызова строго формально должно сообщаться самостоятельно повесткой — её при вашем благосклонном отношении могут вручить непосредственно в инспекции. Однако вы можете потребовать предъявления такой повестки по установленному порядку (почтой, по месту жительства).

    Ответ на вопрос о возможности или целесообразности участия юриста на допросе в рамках Налогового кодекса достаточно неоднозначный. Закон прямо не предусматривает, но и не запрещает пользоваться услугами юриста в налоговых правоотношениях.

    При этом совершенно точно юрист не может пойти на допрос вместо самого свидетеля, так как здесь важна именно личность вызываемого. По этой же логике юрист не может отвечать вместо свидетеля, но может перед каждой репликой давать слышные только свидетелю советы по каждому из ответов.

    Закон не предусматривает и четкой процедуры проведения допроса, что опять же не запрещает представителю свидетеля делать замечания на протоколе от имени своего доверителя (тем более что такая графа в протоколе допроса предусмотрена), а также иным образом защищать его интересы (например, уточняя вопросы сотрудников инспекции, их применимость к цели вызова и тому подобное).

    Однако наличие юриста при всей очевидной пользе может сыграть злую шутку:

    • Это может привлечь больший интерес к свидетелю или к предмету допроса.
    • Всё сказанное свидетелем в присутствии представителя (в том числе в интерпретации налогового органа) будет восприниматься как аргумент, имеющий большую доказательственную силу (как «прошедший через юриста»).

    Юриста также не стоить брать с собой, если предмет допроса не соответствует уровню ответственности. К примеру, если вызывают, чтобы получить пояснения по контрагенту, с которым заключен договор на незначительную сумму.

    Если для этого дела вы приглашаете с собой юриста или адвоката, это может означать, что вы не уверены или даже испытываете страх перед чем-то. Поэтому присутствие юриста в такой ситуации может привлечь больший интерес к свидетелю или к предмету допроса.

    Если вы всё-таки приняли решение о привлечении представителя, сделайте следующее: уведомите налоговую о том, что прибудете с представителем, сообщив его ФИО и паспортные данные для пропуска; оформите на представителя нотариальную доверенность (даже если вас вызывают как руководителя организации, который во всех остальных случаях вправе действовать без доверенности).

    Здесь поможет использование наиболее коротких фраз. Избегайте оценочных суждений, предположений. Если что-то непонятно — задавайте инспектору уточняющие вопросы. Держите в памяти причину вызова и помните: на вопросы, не относящиеся к предмету вызова, вы вправе не отвечать.

    Завершайте свою мысль. Ответы «не помню», «не знаю» лучше не использовать. Вместо этого старайтесь использовать предложения «не знаю, так как это не входит в мои должностные обязанности» или «не могу пояснить, у меня нет перед собой необходимых документов».

    Да, вы вправе воспользоваться 51 статьей Конституции РФ и не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников. Однако это право нельзя использовать повсеместно и по любому поводу.

    К примеру, если вас вызвали для допроса в качестве руководителя организации-налогоплательщика и спрашивают про взаимоотношения с контрагентами, которые никак с вами не связаны, пользоваться 51 статьей весьма неуместно.

    С другой стороны, если при ответе на вопросы вы каким-либо образом способствуете формированию налоговой претензии, которая может быть ретранслирована на вас лично как на руководителя организации — тогда смело ссылайтесь на Конституцию РФ.

    После того, как вопросы у инспектора закончились, не спешите расслабляться, так как далее следует не менее ответственная часть допроса — оформление протокола. Перед тем, как подписать протокол, проверьте текст ваших показаний на предмет правильности и полноты. При необходимости требуйте внести дополнения или изменения.

    Подписывайте протокол только в тех местах, на которые укажет сотрудник налогового органа. Не уточняйте, «где ещё нужно подписать».

    Важно: получите собственный экземпляр протокола допроса. В некоторых случаях, например, если вас вызвали в качестве руководителя организации-налогоплательщика, протокол допроса не предоставляется. Так у вас на руках останется подтверждение посещения налогового органа.

    Бывает так, что сказанное вами и записанное в протоколе искажается в изложении налоговым органом. Чтобы устранить недопонимание, лицо, в отношении которого проводятся мероприятия налогового контроля, может попросить вас пояснить, что означают эти показания. Не отказывайте в такой просьбе — предоставьте письменные пояснение о том, что имелось в виду на самом деле.

    Если вас вызвали на допрос по делам вашего контрагента, постарайтесь связаться с представителями контрагента и сообщите о проведенном мероприятии. Это поспособствует налаживанию доверительных связей с вашим контрагентом и создаст позитивную практику b2b-поддержки.

    Оставьте комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *