Перерасчет скидки: рекламодатель отказывается исполнять такое условие договора 5

Верховный Суд РФ в Определении от 20 августа № 305-ЭС21-10216 по делу № А40-328885/2019 посчитал, что, отказавшись от исполнения договора, заказчик действовал в рамках полномочий, предоставленных ему законом.

Условия «Take or Pay»

ООО «ОТЭКО-Портсервис» осуществляло перевалку сыпучих грузов и реализовывало инвестиционный проект по строительству Таманского терминала навалочных грузов в морском порту Тамань. Компания «Капробен» занималась торговлей углем.

26 февраля 2019 г. «ОТЭКО-Портсервис» (оператор) и «Капробен» (заказчик) заключили договор, по условиям которого оператор гарантировал заказчику за согласованное в договоре вознаграждение выполнение c июля 2019 г. по декабрь 2023 г.

комплекса работ и услуг в отношении экспедирования, перевалки, хранения и накопления каменных углей, перемещаемых за рубеж, а также других работ и услуг в процессе перевалки.

Заказчик, в свою очередь, обязался своевременно поставлять оператору уголь для перевалки в соответствующих объемах в рамках условия «Take or Pay» («бери или плати») и оплатить вознаграждение.

Под термином «Take or Pay» стороны договорились понимать обязательство заказчика по отгрузке гарантированного годового объема угля с корреспондирующей обязанностью заказчика оплатить стоимость перевалки непоставленного объема. Согласно договору заказчик мог освободиться от данного обязательства в части объема угля, не предъявленного к перевалке, в случае отсутствия его вины, однако на недопоставленный по вине заказчика объем насчитывалась неустойка.

В договоре также были установлены условия о его досрочном расторжении по требованию одной из сторон.

Так, в частности, заказчик имел право расторгнуть его только в случае нарушения оператором обязательств по договору в части неподтверждения отгрузки груза в установленных объемах и в определяемый срок, а также в части обязательств по своевременной приемке угля. В этом случае заказчик освобождался от обязательства по условию «Take or Pay».

Отказ заказчика от исполнения договора

12 сентября 2019 г. заказчик письменно уведомил оператора, что, руководствуясь ст. 450.1, 782 ГК РФ, отказывается от исполнения договора и считает его расторгнутым, а отношения сторон – прекращенными с момента получения контрагентом данного уведомления. Позднее заказчик пояснил, что отказ был связан с неблагоприятной для него конъюнктурой цен на рынке угля.

В ответ оператор направил заказчику претензию, указав, что право на подобный отказ не предусмотрено ни условиями договора, ни законом, а затем обратился в арбитражный суд, настаивая на признании одностороннего отказа от исполнения договора незаконным.

18 августа 2020 г. АС г. Москвы удовлетворил исковые требования. Суд квалифицировал договор как смешанный, что не давало возможности применить нормы о договоре возмездного оказания услуг, и ст.

782 ГК в частности. Общие нормы ГК об обязательствах (ст.

309, 310, 450, 717, 782, 1010), как и условия договора, как посчитал суд, не предоставляли ответчику право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора.

Постановлением апелляционного суда от 3 ноября 2020 г., устоявшим в кассации, решение первой инстанции было отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционный и кассационный суды пришли к выводу, что спорным договором урегулированы правоотношения по возмездному оказанию услуг, и ответчик правомерно воспользовался правом на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора, предоставленным п. 1 ст.

782 ГК, независимо от договоренности сторон об ином. Суды, сославшись на п. 3 ст. 421, абз. 1 ст. 806, ст. 904 и п. 1 ст. 782 ГК, отметили, что даже при квалификации договора как смешанного, содержащего элементы договоров экспедирования, хранения и др.

, нормативное регулирование каждого из этих элементов позволяло заказчику немотивированно отказаться от договора в одностороннем порядке.

Суды также обратили внимание, что российское законодательство не регулирует договорную конструкцию с условием «Take or Pay» и правовые последствия ее применения.

В то же время данный принцип не ограничивает заказчика в праве отказаться от исполнения договора.

Кроме того, суды отметили, что негативные последствия расторжения договора, возникшие у истца, подлежат устранению через возмещение расходов, фактически понесенных им в целях исполнения договора.

ВС проанализировал условия договора

Впоследствии ООО «ОТЭКО-Портсервис» обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просило отменить постановления судов апелляционной и кассационной инстанций и оставить в силе решение первой инстанции. В своих доводах заявитель жалобы указал на несостоятельность вывода судов о правомерности действий компании-заказчика.

Заявитель полагал, что, нарушив ст. 309, 310, 421, 450 ГК и принцип свободы договора, суды позволили заказчику игнорировать договоренности сторон об условиях одностороннего отказа от исполнения договора, произвольно выйти из него и тем самым незаконно и в ущерб контрагенту освободиться от обязательства по выплате установленной договором компенсации.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что по общему правилу право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных ГК, другими законами, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 310 Кодекса).

ВС указал, что положения п. 1 ст. 782 ГК действительно позволяют заказчику в любой момент немотивированно отказаться от исполнения договора. Реализовав это право посредством уведомления оператора, заказчик действовал в рамках полномочий, предоставленных ему законом.

При этом ВС согласился с выводами нижестоящих судов о том, что правоотношения по условию «Take or Pay» в общем виде прямо не урегулированы российским законодательством. В то же время, ссылаясь на ст.

1 и 421 ГК, он пояснил, что отсутствие в российском законодательстве специального регулирования не ограничивает стороны в праве создавать различные договорные конструкции и не дает судам оснований игнорировать такие условия договора, особенно если это касается предпринимательской деятельности.

«Уяснение смысла спорного условия и правовых последствий его применения может осуществляться судами применительно к ст. 431 ГК РФ о толковании договора. К тому же правовое регулирование, близкое к указанной модели, содержится в некоторых нормативных правовых актах российского законодательства (например, п.

5 и 16 Правил поставки газа в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. № 162)», – отмечается в определении.

ВС подчеркнул, что по своей правовой природе условие «Take or Pay», включенное сторонами спора в договор, состоит из двух обособленных, но тесно связанных между собой обязательств.

Первое («take», или «бери») предполагает наличие у заказчика (покупателя) субъективного права получить от другой стороны (исполнителя, поставщика) определенный объем характерного исполнения за конкретный период времени, в то время как другая сторона обязана это исполнение предоставить.

В рамках второго обязательства («pay», или «плати») субъективное право принадлежит уже другой стороне (исполнителю, поставщику) и может быть ею реализовано независимо от осуществления контрагентом своего права в рамках первого обязательства.

Таким образом, контрагент обязан заплатить оговоренную в соглашении сумму, даже если не получил характерное исполнение со стороны исполнителя.

Верховный Суд указал, что, разрешая вопрос о допустимости отказа от договора, заключенного с условием «Take or Pay», необходимо исходить из того, что каждая из сторон вправе заявить об отказе от реализации принадлежащего ему субъективного права (но не обязанности), так как осуществление права находится полностью в ее воле.

В связи с этим он определил, что ограничение заказчика в праве на немотивированный отказ от исполнения договора недопустимо, так как это противоречило бы как нормативному правовому регулированию (п. 1 ст. 782 ГК), так и сути правоотношений сторон, поскольку ни закон, ни договор не могут понудить заказчика вопреки его воле получать услуги оператора.

Исходя из этого, выводы судов о допустимости отказа заказчика от договора правомерны.

Однако, отметил ВС, отказ заказчика от права получать услугу (обязательство «бери») сам по себе не мог устранять имевшиеся у него платежные обязанности по отношению к исполнителю (обязательство «плати»).

Суд пояснил, что в рамках договорной модели «Take or Pay» при отказе заказчика от получения характерного предоставления (от обязательства «бери») исполнение им обязанности в рамках обязательства «плати» может быть оценено как плата за отказ от договора, исчисляемая из согласованного сторонами периода действия этого условия.

Обращаясь к п. 16 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54, Суд указал, что согласно п. 3 ст.

310 ГК обязанность по выплате указанной в нем денежной суммы возникает у стороны в результате осуществления права на односторонний отказ от исполнения обязательства – то есть в результате расторжения договора.

Если иное не предусмотрено законом или договором, с момента отказа первоначальное обязательство прекращается и возникает обязательство по выплате определенной денежной суммы.

ВС: Условие о договорной неустойке продолжает действовать даже после одностороннего отказа от договораСуд подчеркнул, что в случае согласования условия о зачетной неустойке проценты за пользование чужими денежными средствами не могут быть взысканы даже после правомерного отказа одной из сторон от исполнения договора

Таким образом, Верховный Суд подчеркнул, что выводы судов о том, что негативные для истца последствия расторжения договора могут быть устранены посредством возмещения фактически понесенных в целях исполнения договора расходов, сделаны без учета договоренностей сторон и согласованной ими модели взаимоотношений.

ВС обратил внимание, что оператор, с одной стороны, не имел права понудить заказчика к пользованию своими услугами, а с другой – не утратил право на получение согласованных в договоре платежей при доказанности таковых.

Читайте также:  Лишение водительских прав: 23 сентября в третьем часу дня, я направлялся в сторону выезда

К тому же, как следует из объяснений сторон, именно к понуждению заказчика компенсировать расходы оператора на договорных условиях по существу и сводился правовой интерес истца, в том числе в рамках реализации условия «Take or Pay».

Верховный Суд заметил, что имущественные права оператора отказом от договора не нарушались, в связи с чем не имелось оснований для признания отказа недействительным. При этом вопрос соблюдения условий выхода из договорных отношений и размера соответствующей компенсации не являлся предметом данного спора.

В связи с этим Верховный Суд заключил, что указание в судебных актах на то, что негативные последствия отказа компании-заказчика от договора могут быть устранены посредством возмещения фактически понесенных расходов, подлежит исключению из мотивировочной части апелляционного и кассационного постановлений, так как оно может быть воспринято как предрешающее вопрос о допустимом объеме правопритязаний оператора к заказчику.

Эксперты оценили выводы Суда

  • Адвокат АП Московской области Филипп Шишов считает, что, отчасти являясь несовершенством российской правовой системы, отсутствие юридической договорной конструкции, не позволяющей расторгнуть договор поставки в случаях, предусмотренных законодательством, не в полной мере позволяет предприятиям планировать объемы производимой и сбываемой продукции и рассчитывать на определенную стабильную прибыль, производя капиталовложения.
  • При этом эксперт отметил, что российское законодательство не лишает предпринимателей права указывать в заключенных договорах конкретную правовую систему государства, законодательство которого используется при регулировании правоотношений сторон (например, Нидерландов, где эта конструкция впервые была изобретена при добыче газа и его реализации потребителям).
  • Филипп Шишов обратил внимание, что в данном деле ВС «сделал своеобразный реверанс» в сторону нормализации предпринимательского, коммерческого и инвестиционного климата России.

Эксперт напомнил, что конструкция «Take or Pay» является общепризнанной в мире системой взаимодействия поставщиков и заказчиков, содержащей конкретный юридической смысл. «Это своеобразная форма фьючерса, только не на бирже, а непосредственно между контрагентами, поэтому отказ от нее и запрет российскими судами на ее использование может замедлить развитие отдельных отраслей экономики и снизить их конкурентоспособность на мировом рынке», – резюмировал он.

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Анна Васильева отметила актуальность проблемы, затронутой ВС.

«В данном контексте анализ Верховным Судом положений о свободе договора и ее пределах видится бессмысленным, ведь в конечном счете это деформирует волю сторон, согласившихся на условие «Take or Pay», и применяет к их отношениям чуждую в данном случае правовую конструкцию платы за односторонний отказ от исполнения договора», – считает эксперт.

  1. По ее мнению, правовая позиция, изложенная в определении, может привести к отказу от конструкции «Take or Pay» на практике, так как она попросту будет нарушать баланс интересов сторон договора и позволять одной из них освобождаться полностью или частично от исполнения денежных обязательств перед контрагентом.
  2. Теперь участникам рынка придется выбирать другие юридические конструкции, позволяющие избежать имущественных потерь в результате неиспользования контрагентом принадлежащих ему правовых возможностей, полагает Анна Васильева.
  3. «Между тем «Take or Pay» является удачным примером договорной конструкции, позволяющей перекладывать риски имущественных потерь на сторону договора, которая в силу внутренних причин не способна осуществлять эффективное экономическое планирование своих действий», – добавила она.

Эксперт полагает, что если бы Верховный Суд воспринял обязательство «pay» как плату за возможность использования мощностей портового оператора, – то есть как договорное денежное обязательство (о чем и договаривались стороны при заключении договора), – оператор мог бы претендовать на взыскание всей оставшейся платы по договору, вне зависимости от размера выполненного со своей стороны предоставления. «Рискну предположить, что ключевой стратегией заказчика при предъявлении ему требований со стороны портового оператора об уплате «платы за односторонний отказ от договора» будет доказывание пресловутого «очевидного несоответствия» размера этой денежной суммы неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий», – заключила Анна Васильева.

Ценовые скидки: условия предоставления скидки и оформление

Юрист департамента налогов и права АКГ «Интерэкспертиза» Васильева Татьяна.

Предоставление скидки является важным маркетинговым ходом, используемым многими компаниями в целях поощрения покупателя за те или иные действия, например за регулярную покупку больших партий продукции.

Законодательством разрешено использование такой формы мотивации, причем данное поле лишь немного ограничено НК РФ, но тем ни менее предоставляемые преференции нужно документально фиксировать для правильного налогового учета.

Раздел:Налоги

Ценовая скидка представляет собой уменьшение установленной компанией цены реализуемого ей товара, оказываемой услуги, выполняемой работы*. Основания для предоставления скидки могут быть различными — от упомянутых выше регулярно производимых значительных закупок вплоть до особого статуса покупателя (например, постоянный покупатель), наступления сезона временного снижения спроса, других оснований. Маркетинговая политика компании может предполагать возможность предоставления покупателям не только тех видов скидок, которые получили широкое распространение в мировой практике (например, сезонная скидка, скидка за платеж наличными), но и иных видов скидок, обусловленных спецификой деятельности компании, особенностями рынка сбыта ее товаров, работ или услуг. В то же время компании не всегда производят надлежащее документальное оформление как оснований и условий** предоставления скидок, так и самого факта предоставления скидки. Ввиду этого и сама компания, предоставившая скидку, и ее покупатель (или заказчик по договору возмездного оказания услуг или договору подряда) несут риски неблагоприятных налоговых последствий. Такими последствиями у компании-продавца (исполнителя, подрядчика) является необходимость определить налоговую базу по налогу на прибыль и НДС исходя из исходной, базисной, цены, т.е. цены, из которой не вычтена сумма скидки, что, по сути, означает необходимость уплачивать определенную часть налога на прибыль за счет собственных средств. Неблагоприятным последствием для покупателя может явиться включение в состав внереализационных доходов, увеличивающих налоговую базу по налогу на прибыль, суммы полученной им скидки. В отсутствие надлежащего документального оформления оснований и условий предоставления скидки и самого факта предоставления скидки компании-продавцу и ее покупателю будет тяжело отстаивать свою позицию в споре с налоговым органом как на этапе представления возражений по акту налоговой проверки, так и в суде. Итак, во избежание финансовых потерь у компании-продавца и у покупателя в результате споров с налоговыми органами должны быть документально оформлены, во-первых, основания и условия предоставления скидки и, во-вторых, факт предоставления скидки.

Основания и условия предоставления скидки

В соответствии с п.2 ст.

40 НК РФ налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь в следующих случаях:

  • между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным (бартерным) операциям;
  • при совершении внешнеторговых сделок;
  • при отклонении более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода.
  • Согласно п.3 ст.40 НК РФ в указанных случаях, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20% от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги. В то же время в ст.40 НК РФ установлено, что при определении рыночной цены учитываются обычные при заключении сделок между невзаимозависимыми лицами надбавки к цене или скидки. В частности, учитываются скидки, вызванные:

  • сезонными и иными колебаниями потребительского спроса на товары (работы, услуги);
  • потерей товарами качества или иных потребительских свойств; истечением (приближением даты истечения) сроков годности или реализации товаров;
  • маркетинговой политикой, в том числе при продвижении на рынки новых товаров, не имеющих аналогов, а также при продвижении товаров (работ, услуг) на новые рынки;
  • реализацией опытных моделей и образцов товаров в целях ознакомления с ними потребителей.
  • Таким образом, сумма скидки уменьшает в целях обложения НДС и налогом на прибыль базисную цену, поскольку это прямо предусмотрено ст.40 НК РФ. Норма ст.40 не содержит какого-либо закрытого перечня скидок, учитываемых при определении рыночной цены, однако дает общую характеристику скидок, которые могли бы быть учтены при определении рыночной цены. В ст.40 НК РФ перечислено пять оснований скидок, однако по своей экономической сущности скидки, например, вызванные сезонными колебаниями спроса, также обусловлены маркетинговой политикой компании-продавца, как и скидки, установленные ввиду продвижения на рынок нового товара, равно как и любая другая обоснованная, т.е. стимулирующая покупателя к какому-либо действию, приносящему экономическую выгоду продавцу, скидка. С учетом изложенного можно прийти к выводу, что ст.40 говорит лишь о том, что скидка должна быть обоснованной, и тогда цена сделки для продавца и для покупателя в целях налогообложения будет уменьшена на сумму этой скидки. Иными словами, скидка должна стимулировать покупателя, например:

  • приобрести товар, заказать оказание услуги, выполнение работы в условиях пониженного спроса на этот товар, услугу, работу;
  • приобрести товар, услугу, работу в больших по сравнению с планируемыми объемах;
  • приобретать такие товар, услугу, работу в дальнейшем в течение длительного времени и т.д.
  • Читайте также:  Уменьшение алиментов при большом количестве детей от первых браков

    Очевидно, что для того чтобы предоставить покупателю ту или иную скидку, уполномоченные лица компании-продавца (руководитель, общее собрание, если согласно уставу компании решение таких вопросов относится к компетенции общего собрания) должны прийти к решению, каким категориям покупателей предоставлять ту или иную скидку, в чем будет выражаться стимулирующий характер такой скидки, а также в каком размере предоставлять ту или иную скидку. Также очевидно, что такое решение должно быть каким-либо образом доведено как до менеджеров компании-продавца, так и до покупателей. Таким образом, документальное оформление оснований предоставления скидки требуется не только для обоснования своей позиции в области ценообразования перед налоговыми органами, но и в силу того, что информация об основаниях и размерах скидок предназначена вовсе не для ограниченного круга лиц, что само по себе влечет необходимость ее документирования. Итак, решение уполномоченного органа компании-продавца о том, какие скидки компания-продавец предоставляет, о размерах этих скидок, о том, каким категориям покупателей эти скидки предоставляются, а также в чем выражается стимулирующий характер таких скидок, должно быть задокументировано надлежащим образом. Такое решение можно назвать документальным выражением маркетинговой политики компании. Следует учитывать, что необходимость укрепления позиций на рынке может потребовать внезапного изменения ценовой политики, в том числе политики в области скидок, например, в ходе ведения переговоров со стратегически важным потенциальным покупателем у компании-продавца может возникнуть необходимость предложить потенциальному покупателю скидку, о которой ранее уполномоченным органом решения не принималось, или же согласиться предоставить потенциальному покупателю заявленную им скидку. В таких случаях можно порекомендовать закрепить в локальном акте компании-продавца порядок документирования скидок, выходящих за пределы уже установленных компанией скидок. Желательно, чтобы такой порядок документирования позволял зафиксировать, в чем именно выражается стимулирующий характер предоставляемой скидки.

    Оформление факта предоставления скидок

    Как правило, стороны заключают одно из трех соглашений о скидках. Во-первых, стороны могут договориться о предоставлении скидки еще при заключении договора, тогда цена товара, работы, услуги будет определена в самом договоре уже с учетом скидки. Пример 1. Цена товара по настоящему договору составляет 768 руб.

    за одну единицу продукции, кроме того, покупатель уплачивает поставщику НДС — 138 руб. 24 коп. Цена товара определена с учетом 35%-ной скидки, предоставленной покупателю на основании приказа руководителя поставщика №132 от 25 марта 2003 года как покупателю, приобретающему в рамках одного договора поставки продукцию в количестве не менее 20000 шт.

    Следует отметить, что стороны еще на этапе переговоров, в ходе которых обсуждаются все условия договора, могут прийти к соглашению о предоставлении скидки при заключении договора на заданных условиях.

    Такое обязательство о предоставлении скидки может быть оформлено письменно (письмо о предоставлении скидки) , в этом случае нет необходимости дублировать соглашение о скидке в договоре.

    Во-вторых, стороны могут договориться о предоставлении скидки при наступлении определенных условий (например, по достижении определенного объема закупок), заданных в договоре. В этом случае изменение цены договора будет вызвано наступлением этих условий. Пример 2. Цена товара по настоящему договору составляет 1200 руб. за одну единицу продукции, кроме того, покупатель уплачивает поставщику НДС — 216 руб. В случае досрочного (но не менее чем за 1,5 месяца до наступления соответствующего срока) исполнения покупателем обязанности по оплате товара поставщик предоставит покупателю скидку в размере 24% от суммы погашенной задолженности на основании приказа руководителя поставщика №132 от 25 марта 2003 года. Если скидка обусловлена договором и наступлением определенного условия, то стороны могут составить акт о достижении таких условий. Что касается возврата денежных средств, составляющих сумму скидки при наступлении таких условий, то необходимо отметить следующее. Учитывая формулировку п.4 ст.453 ГК РФ о том, что стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон, стороны договора в целях избежания соответствующих рисков должны оговаривать, что излишне уплаченная сумма подлежит возврату покупателю компанией-продавцом (если только обязательство по возврату этой излишне уплаченной суммы не подлежит прекращению иным образом). Пример 3. На основании п.5.6 договора поставки №459 от 2 апреля 2004 года, а также на основании п.14 приказа руководителя поставщика №132 от 25 марта 2003 года стороны составили настоящий акт, подтверждающий, что поставщик должен предоставить покупателю скидку в размере 149867 руб. Поскольку оплата по договору поставки №459 от 2 апреля 2004 года была произведена покупателем в полном размере, стороны пришли к оглашению о том, что сумма в размере 149867 руб. является излишне уплаченной. Стороны также пришли к соглашению о том, что обязательство поставщика по возврату излишне уплаченной суммы в размере 149867 руб. будет прекращено: в части 59000 руб. — зачетом с однородным встречным требованием поставщика к покупателю по оплате товара по договору поставки №460 от 3 июня 2004 года; в остальной части — перечислением оставшейся денежной суммы на расчетный счет покупателя, указанный в договоре поставки №459 от 2 апреля 2004 года. В-третьих, стороны также могут договориться о предоставлении скидки в период после заключения договора (и до момента его исполнения, поскольку по исполнении договор прекращается и изменение его становится невозможным). В любом из перечисленных случаев соглашение о скидке должно быть заключено в требуемой законом форме. Перечень сделок***, для которых предусмотрена обязательная письменная форма, установлен в ст.161 ГК РФ. Это сделки:

  • юридических лиц между собой и с гражданами;
  • граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз МРОТ, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки.
  • В соответствии с п.1 ст.452 ГК РФ соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. Согласно ст.162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (например, несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки). В соответствии со ст.160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Указанное относится и к соглашениям об изменении договора (в частности, к соглашениям об изменении цены договора). Основные положения о заключении договора предусмотрены в ст.432 ГК РФ. Договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. В соответствии со ст.433 ГК РФ договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Офертой согласно ст.435 ГК РФ признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта должна содержать существенные условия договора. Акцептом в соответствии со ст.438 ГК РФ признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии. Акцепт должен быть полным и безоговорочным. Совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (например, перечисление компанией-продавцом в ответ на предложение покупателя предоставить ему скидку после досрочной оплаты товара денежных средств в счет скидки) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

    С учетом изложенного все договоренности юридических лиц между собой о предоставление скидки должны совершаться в письменной форме. Учитывая, что изменение цены договора не влияет на дату реализации по договору, при предоставлении скидки должна быть скорректирована налоговая база того периода, в котором произошла реализация.

    юрист департамента налогов и права АКГ «Интерэкспертиза» Васильева Татьяна

    Дата: 2004

    Место публикации: «Финансовая газета» / № 45. 2004

    Читайте также:  Cосед написал заявление в милицию

    Если у Вас остались какие-то вопросы, заполните форму и мы свяжемся с Вами.

    Квалификация скидок и оказания услуг: позиция судов

    Широкое распространение в торговой деятельности получила практика, когда поставщики продовольственных товаров предоставляют покупателям скидку (в частности, «ретроскидку»), а те оказывают различные услуги по продвижению товаров. Несмотря на отсутствие прямых запретов в Законе о торговле, антимонопольные органы все же усматривают в таких действиях нарушение законодательства. Однако суды не во всех случаях поддерживают эту позицию.

    Закон о торговле разрешил поставщику продовольственных товаров и покупателю, осуществляющему торговую деятельность, включать по взаимному соглашению в договоры поставки вознаграждение покупателю за приобретение им определенного количества продуктов.

    При этом такое вознаграждение должно отвечать следующим требованиям: его размер подлежит включению в цену договора, не должен учитываться при определении цены товаров и превышать 10% от цены поставленных продуктов.

    Кроме того, установлены запреты на включение иных видов вознаграждения покупателя за исполнение им своих обязанностей по договору поставки.

    • Рассмотрим, как менялись позиции антимонопольных органов и судов по вопросам предоставления скидок и установления платы за оказание услуг в процентах от общей цены поставленного товара.
    • Антимонопольные органы, проверяя хозяйствующих субъектов в 2010–2012 гг. на предмет соблюдения правил, установленных Законом о торговле, расценивали скидки, предусмотренные договорами поставки продовольственных товаров, как:
    • включение в цену договора иного вида вознаграждения, что прямо запрещено Законом;
    • создание дискриминационных условий, выразившихся в предоставлении необоснованных преимуществ одним контрагентам по сравнению с другими.

    В первом случае, по мнению антимонопольных органов, понятие «скидка» подразумевало «иной вид вознаграждения», запрещенный Законом о торговле. В результате проверок поставщиков привлекали к административной ответственности в виде штрафа от 1 до 5 млн руб.

    Однако суды не поддержали такую позицию, указав на ее несоответствие закону. Отменяя решения антимонопольных органов, они руководствовались следующими доводами:

    • Закон о торговле не запрещает сторонам договора поставки продовольственных товаров устанавливать скидки вне зависимости от механизма и оснований их предоставления;
    • анализ п. 4 и 6 ст. 9 Закона во взаимосвязи указывает на то, что п. 6 этой статьи запрещает только такие вознаграждения, которые не связаны с количеством закупаемого товара;
    • скидка не является вознаграждением, так как не выплачивается покупателю.

    В настоящее время в связи со сложившейся судебной практикой антимонопольные органы изменили свою позицию и допустили возможность предоставления скидок на товар. Об этом также свидетельствует сложившаяся в 2012–2014 гг.

    тенденция: количество рассматриваемых судами дел, в которых оспариваются решения антимонопольного органа о привлечении участников торговой деятельности к ответственности за использование скидок, неуклонно сокращалось.

    Но ФАС России, допустив использование механизма предоставления скидок, не отказалась от своей точки зрения на условия их предоставления.

    Так, антимонопольные органы признают, что предоставление разным контрагентам разного объема скидок и применение разных способов их исчисления создает дискриминационные условия, так как дает необоснованные преимущества одним контрагентам по сравнению с другими.

    Между тем такой подход также является спорным. Согласно подп. 1 п. 1 ст. 13 Закона о торговле поставщикам продовольственных товаров в торговые сети запрещается создавать дискриминационные условия, в том числе:

    • создавать препятствия для доступа на товарный рынок или выхода из товарного рынка других хозяйствующих субъектов;
    • нарушать установленный нормативными правовыми актами порядок ценообразования.

    Поскольку нормы Закона не содержат определения понятия «дискриминация», следует руководствоваться формулировкой, приведенной в п. 8 ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

    В соответствии с ней дискриминационными условиями являются условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых один или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим или другими хозяйствующими субъектами.

    В свою очередь, Закон о торговле не содержит запрета заключать договоры поставки с покупателями на различных (неравных) условиях, и суды, принимая сторону хозяйствующих субъектов, подтверждают этот вывод. В частности, признавая незаконными и отменяя решения антимонопольных органов, которыми компании признавались создавшими дискриминационные условия, суды в 2014 г. указывали буквально следующее:

    • «…Гражданским кодексом Российской Федерации установлен принцип свободы договора, стороны договора, не согласные с его условиями, вправе были отказаться от его заключения с обществом либо представить разногласия по размеру вознаграждения, рассмотрев которые общество бы решало, соглашаться с данными разногласиями либо отказаться от заключения договора с поставщиком…»;
    • «…Закон о торговле запрещает создавать дискриминационные условия, но не содержит требования о необходимости обеспечить одинаковые условия договоров поставки…»;
    • «…антимонопольные органы необоснованно отождествляют понятие дискриминационных условий и дифференцированных условий договоров и не учитывают, что договор поставки не является публичным договором либо договором присоединения, розничная торговля не относится к регулируемым видам деятельности, в связи с чем условия договоров не могут быть одинаковыми для всех контрагентов, изначально по своим экономическим характеристикам и характеристикам продукции являющихся неравными…»;
    • «…для установления фактов дискриминации недостаточно установить дифференциацию условий договоров…».
    1. Несмотря на изменение подхода антимонопольных органов к использованию скидок в отношениях между участниками торговой деятельности, судебная позиция по этому вопросу пока прежняя и сводится к защите принципов свободы предпринимательской деятельности и свободы договора, насколько это позволяет Закон о торговле.
    2. Антимонопольные органы признают установление цены договора возмездного оказания услуг в процентах от общей цены поставленного товара, а также взимание различной платы за одинаковый объем оказанных услуг дискриминационными условиями.

    До 2014 г. позиция антимонопольного органа не находила должной поддержки у судов. Они признавали незаконными и отменяли решения территориальных органов ФАС России о привлечении к административной ответственности за создание дискриминационных условий, ссылаясь при этом на следующее:

    • «…характер дискриминационных условиям придает не их формальное отличие от условий договоров с иными хозяйствующими субъектами, а ничем не обусловленное ограничение одних контрагентов по сравнению с другими при прочих равных условиях…»;

    • «…антимонопольным органом не доказан факт создания неравных условий доступа другим заказчикам (поставщикам) вследствие определения вознаграждения за оказанные услуги в процентах от суммы поставленного (закупленного) товара…»;
    • «…отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что при равном объеме и виде услуг, оказываемых исполнителем (покупателем), размер платы за них для одного заказчика (поставщика) отличается от размера платы за них же для другого заказчика (поставщика), а также доказательств того, что исполнитель (покупатель) обуславливал или каким-либо иным образом навязывал заключение с ним таких договоров с заказчиками (поставщиками) именно на таких условиях…»;
    • «…договор оказания услуг не является публичным договором, соответственно, его условия не должны быть одинаковыми для всех поставщиков. Договор возмездного оказания услуг заключался с заказчиками (поставщиками) по их волеизъявлению, без принуждения. Отказы заказчиков (поставщиков) от заключения договоров возмездного оказания услуг на таких условиях либо разногласия по размеру вознаграждения отсутствуют, следовательно, цели создания неравных условий исполнителем (покупателем) для заказчиков (поставщиков) не установлено…».

    Такой подход существенно изменился в 2014 г. по итогам рассмотрения дела «МЕТРО Кэш энд Керри», в котором суд поддержал антимонопольный орган.

    Так, ФАС Московского округа установил, что «ООО «МЕТРО Кэш энд Керри» (исполнитель) заключены договоры возмездного оказания услуг с поставщиками, где цена услуг определяется в процентах от общей цены товаров, поставленных по договору поставки. При этом оказываемые исполнителем услуги являются идентичными для всех поставщиков.

    При предоставлении услуги разным поставщикам исполнитель несет равные затраты… Взимая с поставщиков различную плату за услугу, исполнитель создал тем самым дискриминационные условия, зачастую препятствуя доступу на рынок, поскольку отдельные поставщики получили явное преимущество по затратам на услугу.

    Тем самым, установив неравные условия для доступа на товарный рынок, ООО «МЕТРО Кэш энд Керри» создало дискриминационные условия для ряда поставщиков».

    Признавая условия оказания услуг дискриминационными, суд посчитал все те доводы, что приведены выше, несостоятельными для данного дела и указал, что:

    • заключение договоров по доброй воле сторон не имеет правового значения, так как в результате заказчики (поставщики) поставлены в неравные условия;
    • взимание различной платы за оказание одинакового объема услуг создает препятствия доступу на товарный рынок, поскольку отдельные заказчики (поставщики) получают явное преимущество по затратам на услугу.

    Такую же позицию занял АС Московского округа (ранее ФАС МО) в аналогичном деле о привлечении ООО «АТАК» к административной ответственности за создание дискриминационных условий.

    Если подобный подход будет применяться в последующей судебной практике, то для сетей, привязывающих стоимость услуг к объему или стоимости поставляемых товаров безотносительно объема фактически оказываемых услуг, это может обернуться штрафами в размере от 2 до 5 млн руб., доказать необоснованность наложения которых в суде будет непросто.

    Подводя итог, отметим, что с точки зрения формулировок Закона о торговле и Закона о защите конкуренции скидки по договору поставки товаров вне зависимости от механизма и оснований их предоставления не могут рассматриваться ни как запрещенное законом вознаграждение, ни как элемент дискриминационных условий. При этом стоит быть предельно внимательными, устанавливая плату за услуги, оказываемые во взаимосвязи с осуществлением поставки товаров, поскольку экономически необоснованное различие в стоимости идентичных услуг может послужить основанием для привлечения компании к административной ответственности.

    Оставьте комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *