Отбывание наказания в СИЗО, отказ службы исполнения наказаний

советы

Отбывание наказания в СИЗО, отказ службы исполнения наказаний

28 сентября 2020 года в силу вступил Федеральный Закон 96-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ». Эти изменения касаются осужденных к лишению свободы и к принудительным работам.

Теперь эти осужденные смогут перевестись в исправительные учреждения, расположенные ближе к месту жительства своих ближайших родственников. Рассмотрим новый порядок подробнее.

Как перевести осужденного к принудительным работам в исправительный центр рядом с домом?

Для этого понадобится заявление осужденного или его близкого родственника, но осужденный должен быть согласен.

Далее ФСИН будет рассматривать есть ли возможность разместить осужденного в исправительном центре рядом с домом его близкого родственника.

Будет возможность – осужденного направят, не будет – найдут ему другой исправительный центр, наиболее близкий к месту жительства его семьи. (Ч. 2–1 ст. 60-1 УИК РФ).

Только что осужденного к принудительным работам будут направлять в наиболее близко расположенный исправительный центр, где есть возможность его разместить.

Случаи, когда возможен перевод осужденного к принудительным работам из одного исправительного центра в другой:

  • если он болен;
  • если это требуется, чтобы обеспечить его личную безопасность;
  • если исправительный центр реорганизуется или ликвидируется;
  • если сложились такие обстоятельства, которые не позволяют ему находиться именно в этом учреждении;
  • если он или его близкий родственник, но с его согласия, напишет заявление во ФСИН России о переводе в место, где проживает его семья. Если возможности размещения в таком исправительном центре нет, — в ближайший к месту жительства близкого родственника. Такой перевод возможен один раз за весь период отбытия наказания. (Ч.ч. 5 и 6 ст. 60-1 УИК РФ).

???? Перевести осужденного из одного исправительного центра в другой не получится только в случае, если в пути следования наступит окончание срока наказания. (Ч. 5 и 6 ст. 60-1 УИК РФ, ч. 2 ст. 81 УИК РФ).

При переводе по заявлению, оплачивать свой «переезд» в исправительный центр рядом с местом жительства своих родственников осужденные будут самостоятельно. В прочем, следовать к этому новому месту они тоже будут сами. (Ст. 60-2 УИК РФ).

Если же осужденного переводят НЕ по заявлению, а по иным причинам, то к новому месту отбытия наказания он отправляется за счёт государственных средств, но самостоятельно.

Согласно новому порядку, осужденный направляется в исправительное учреждение, наиболее близко расположенного субъекта РФ, где есть условия для его размещения, если по его месту жительства такое учреждение отсутствует. (Ч. 2 ст. 73 УИК РФ).

Отбывание наказания в СИЗО, отказ службы исполнения наказаний

Как перевести осужденного к лишению свободы ближе к месту жительства близких родственников?

Для этого понадобится заявление осужденного или его близкого родственника, но осужденный должен быть согласен.

Далее ФСИН рассмотрит: есть ли возможность разместить осужденного в исправительном учреждении рядом с местом жительства его близкого родственника.

Будет возможность – осужденного направят в такое учреждение, не будет – найдут колонию, расположенную наиболее близкую к семье. (Ч. 2-1 ст. 73 УИК РФ).

???? Читать также: Как перейти на облегченный режим в колонии

Случаи, когда перевод осужденного к лишению свободы из одной колонии в другую возможен

(кроме осужденных по статьям, указанным в ч. 4 ст. 73 УИК РПФ):

  • при болезни осужденного;
  • для обеспечения его личной безопасности;
  • при реорганизации или ликвидации колонии;
  • при обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в этом учреждении;
  • по заявлению осужденного или его близкого родственника, но с его согласия. Тогда ФСИН России направит осужденного в исправительное учреждение, расположенное в субъекте РФ, где проживает его близкий родственник. Если возможность размещения в такой колонии будет отсутствовать, то осужденного переведут в ближайшую к месту жительства близкого родственника колонию. (Ч. 2 ст. 81 УИК РФ).

В другое исправительное учреждение осужденный к лишению свободы за:

  • преступления террористической направленности,
  • похищение человека,
  • участие в НВФ, бандитизме, преступном сообществе,
  • государственную измену,
  • вооруженной захват власти,
  • организацию экстремистского сообщества или экстремистской организации,
  • посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа,
  • дезорганизацию деятельности исправительного учреждения.

может быть переведен только по решению органов Уголовно-Исполнительной системы. (Ч. 2 ст. 81 УИК РФ).

???? Читай также: Какие документы нужно собрать для длительного свидания с заключенным

Проблемы содержания в СИЗО и пути их решения

28 июня 2019 г. 12:22

Доклад по итогам обсуждения условий содержания под стражей будет представлен Президенту РФ

Федеральная служба исполнения наказаний (далее – ФСИН) совместно с Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (далее – СПЧ) намерены направить Владимиру Путину доклад о результатах анализа соблюдения норм санитарной площади в помещениях, предназначенных для содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. К докладу прилагаются предложения по улучшению условий содержания указанных лиц. Комментируя эти предложения, вице-президент ФПА РФ, член СПЧ Генри Резник отметил позитивные сдвиги в работе ФСИН и назвал ряд объективных обстоятельств уменьшения количества содержащихся в СИЗО.

Проект доклада Президенту РФ обсуждался 24 июня на совместном заседании руководства ФСИН и членов СПЧ, где высказывалась озабоченность в связи с существующими проблемами содержания под стражей, а также звучали конкретные предложения по улучшению условий пребывания в СИЗО.

Согласно проведенному анализу, по состоянию на 1 июня 2019 г.

, в уголовно-исполнительной системе РФ значительно уменьшилось количество СИЗО, в которых отмечалось несоблюдение норм санитарной площади в помещениях для подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (с 69 до 19). Число следственных изоляторов, не соответствующих по условиям содержания законодательству РФ, уменьшилось с 95 до 59.

Средний размер санитарной площади, приходящейся на одного содержащегося в СИЗО, составляет 5,1 кв. м при норме в 4 кв. м. Однако в регионах ситуация очень неоднородная и составляет, например, от 2,3 кв. м в Республике Крым до 3,8 кв. м – в Московской области.

Существует также проблема технического состояния следственных изоляторов, треть камерного фонда которых нуждается в проведении капитального ремонта.

Около 14% режимных корпусов эксплуатируются более 60 лет, еще около 19% – более 100 лет, 12,4% корпусов находятся в неудовлетворительном техническом состоянии, более чем в 40% корпусов отсутствует система принудительной приточно-вытяжной вентиляции.

Строительство 14 СИЗО на 5243 места и 33 режимных корпусов на 8913 мест позволило разгрузить действующие СИЗО в 25 субъектах РФ. До 2026 г. запланировано строительство 17 СИЗО и режимных корпусов общей вместимостью более 11 тыс.

мест, проводятся работы по капитальному ремонту зданий СИЗО, включая создание необходимых условий содержания в камерных помещениях. Только за последние три года осуществлен ремонт более 3,5 тыс. объектов УИС и 29 тыс. метров инженерных сетей, указано в докладе.

На начало 2019 г. число СИЗО, в которых подследственные содержались в надлежащих условиях, составило 73,4%. Работа в данном направлении ФСИН России будет продолжена.

Реальное улучшение действительно происходит, считает вице-президент ФПА РФ, член СПЧ Генри Резник, в том числе по объективным причинам.

«Происходит снижение преступности, которое обусловлено уменьшением населения страны и, соответственно, снижением количества мужчин «криминального возраста». Молодых мужчин становится меньше в связи с падением рождаемости.

Снижение преступности – это общемировая тенденция, молодежь ушла с улиц в виртуальное пространство.

Кроме того, благодаря изменениям законодательства, декриминализации отдельных составов суды стали меньше сажать. Альтернативные меры наказания стали чаще применяться. Когда им нужно, суды все равно избирают в качестве меры пресечения заключение под стражу, но на самом деле это нужно не всегда», – отмечает Генри Резник.

В то же время, по его словам, «надо быть объективным и похвалить уголовно-исполнительную политику, которая в отношении содержания под стражей предпринимает значительные усилия для того, чтобы в СИЗО стало легче дышать.

Так что уменьшение количества СИЗО, где не соблюдаются нормы санитарной площади, – это действительно заслуга ФСИН. На это выделяются значительные средства, особенно с учетом постоянных замечаний ЕСПЧ.

Хотя нам еще, конечно, далеко до скандинавских стран, где могут отсрочить наказание, если нет соответствующих условий содержания под стражей».

Генри Резник заметил, что только в последние годы стали возводиться новые следственные изоляторы. С 1922 по 1997 г. в стране вообще не строились СИЗО, все силы были брошены на постройку колоний. В 1997 г. первый новый изолятор появился в Москве в результате реконструкции вытрезвителя для алкоголиков.

* * *

Согласно докладу проблемным вопросом является конвоирование осужденных и лиц, содержащихся под стражей, по железнодорожным маршрутам, по которым ежегодно специальными подразделениями УИС перевозится более 500 тыс. человек.

Увеличилась на 4,3% (с 39,7% до 44%) в СИЗО доля лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение преступлений небольшой или средней тяжести.

По состоянию на 1 января 2019 г., в СИЗО содержалось более 7 тыс. иностранных граждан, из них более 1 тыс. человек – за совершение преступлений небольшой и средней тяжести.

Данная категория содержащихся под стражей лиц составляет значительную долю в следственных изоляторах крупных городов и административных центров. Так, например, по состоянию на 1 апреля 2019 г.

, в СИЗО субъектов, входящих в состав Центрального федерального округа, содержалось более 4 тыс. иностранных граждан, из них на СИЗО г. Москвы приходилось более 50%.

А всего в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы РФ отбывают наказание в виде лишения свободы 25,7 тыс. иностранных граждан (5,6% от общего количества лиц, отбывающих наказание), из них около 10% – за совершение преступлений небольшой и средней тяжести.

Это серьезная нагрузка на бюджет, считает Генри Резник. Проблема осложняется тем, что иностранцы, которые совершают преступления в России и попадают под стражу, успевают завести в нашей стране семьи и не подлежат депортации.

Читайте также:  Сбыт наркотиков и их продажа: наказание и ответственность по статье

Эта проблема всем понятна, и ФСИН совместно с СПЧ подготовили предложения по возможному внесению изменений в законодательство Российской Федерации, которые, с одной стороны, включают возможность введения нового вида уголовного наказания – принудительной высылки за пределы РФ, а с другой – исключают применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении некоторых преступлений небольшой и средней тяжести.

Кроме того, Генри Резник указал на необходимость решения проблем перевода из одного следственного изолятора в другой с учетом количества содержащихся под стражей. Перевод в другой СИЗО может улучшить условия содержания, но затрудняет посещения родственников, если в близлежащих регионах нет изоляторов временного содержания.

* * *

Комментируя предложения Правительства РФ внести в законодательство изменения, позволяющие существенно продвинуться в решении вопросов создания надлежащих условий содержания под стражей и в исправительных учреждениях, Генри Резник указал, что многие из них нуждаются в доработке.

«Предложение не применять меру пресечения в виде заключения под стражу по делам небольшой тяжести можно было бы только приветствовать, но оно нуждается в тщательной проработке, поскольку не решает вопрос, как быть с рецидивистами.

И вообще линейной связи между мерой пресечения и назначением наказания не существует.

Могут быть основания для содержания под стражей, но впоследствии суд выберет наказание, не связанное с лишением свободы», – заметил вице-президент ФПА РФ.

Есть проблемы, которые не связаны с содержанием под стражей. Например, помещенного под домашний арест нужно доставлять на вопросы, ждать и увозить обратно. Это требует значительных сил и средств со стороны ФСИН.

«В шутку я даже предложил возложить эту обязанность на адвокатов, чтобы они доставляли своих доверителей к следователю и обратно», – улыбнулся Генри Резник.

Вице-президент ФПА РФ считает, что в целом необходимо минимизировать случаи применения такой меры пресечения, как заключение под стражу, которая должна применяться, как указано в УПК РФ, «при невозможности применения другой меры пресечения».

Но пока суды, опасаясь негативных последствий, отправляют людей в СИЗО даже в тех случаях, когда нет серьезных оснований полагать, что подозреваемый скроется или совершит новое преступление.

О том, что судьи «перестраховываются», говорил на совещании директор ФСИН России Геннадий Корниенко.

«Мне понравилось, что в общем все сложности не замалчивались и профессионально обсуждались. Предлагаемые предложения учитывают практику ЕСПЧ и стандарты современного демократического общества, где права человека должны соблюдаться, независимо от каких бы то ни было условий», – резюмировал Генри Резник.

Кс признал неконституционными ряд норм о свиданиях с близкими лиц, уже отбывающих наказание, в сизо

28 декабря Конституционный Суд вынес Постановление № 50-П по делу о проверке конституционности ряда норм, регламентирующих порядок встреч с родными лиц, уже отбывающих наказание в пенитенциарных учреждениях, но временно содержащихся в СИЗО.

Осужденный жаловался на отсутствие свиданий в СИЗО с близкими

ВС выявил нарушение права на защиту заключенного СИЗО при оспаривании им отказа в свиданиях с защитникомКак пояснил Суд, в КАС РФ нет оснований для прекращения производства по административному делу из-за подачи истцом в другой суд тождественного иска, производство по которому было прекращено по причине убытия его из СИЗО

Осужденный к лишению свободы в исправительной колонии общего режима Евгений Парамонов в 2014–2018 гг. содержался в СИЗО в качестве обвиняемого. Впоследствии он обращался в суд общей юрисдикции с административным иском к двум следственным изоляторам и территориальному органу ФСИН России, требуя признать незаконным отказ предоставить ему длительные свидания с родителями и другими близкими родственниками. Административный истец отмечал, что отсутствие таких свиданий во время содержания в СИЗО значительно осложняет его отношения с супругой, с которой они хотят иметь детей. Это обстоятельство, по мнению заключенного, препятствует обоим супругам в праве на получение материнского капитала по соответствующей программе.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, признав действия ответчиков законными, а также указав на пропуск истцом срока для обращения в суд. В дальнейшем апелляция и кассация оставили решение в силе.

Безуспешной оказалась и попытка осужденного получить в судебном порядке компенсацию морального вреда в связи с отсутствием длительных свиданий с близкими. Тем не менее в июле 2019 г.

суд частично удовлетворил административный иск о признании незаконным содержания Евгения Парамонова в СИЗО в определенное время ввиду бездействия по переводу его в исправительную колонию общего режима. 

В жалобе в Конституционный Суд Евгений Парамонов подверг сомнению конституционность ст. 77.1 УИК РФ, ст. 17 и 18 Закона о содержании под стражей, а также п. 139–143 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов, регламентирующих порядок содержания в СИЗО лиц, уже отбывающих наказания в пенитенциарных учреждениях.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы не предусматривают возможности проведения длительного свидания на территории СИЗО как для обвиняемых, так и для осужденных, содержащихся там в связи с участием в следственных действиях и судебном разбирательстве по новому уголовному делу.

Таким образом, подчеркнул заявитель, лишение указанных лиц возможности иметь длительные свидания ставит их в неравное положение с лицами, виновность которых доказана вступившим в силу приговором и которые отбывают наказание в виде лишения свободы в колониях общего или строгого режима, имея право на такие свидания.

КС напомнил права заключенных на свидания с родными

Изучив материалы дела, Конституционный Суд напомнил, что право на неприкосновенность частной и семейной жизни (в том числе на неформальное общение) защищается законом в отношении каждого, так как распространяется и на лишенных свободы лиц в установленном порядке.

Таким образом, исполнение наказания в виде лишения свободы предполагает меры по обеспечению поддержания осужденными социально полезных семейных отношений, контактов с близкими родственниками, включая свидания с ними, в том числе длительные.

При этом в ряде случаев возможно временное ограничение права на такие свидания из-за противоправного поведения осужденного, однако использование такой меры не может быть произвольным.

Как пояснил Суд, права на длительные свидания сохраняются у всех категорий осужденных, включая тех, кто лишен свободы пожизненно. При этом осужденные, оставленные в СИЗО или переведенные туда, в части права на свидание приравниваются к подозреваемым (обвиняемым), которым избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

При этом КС отметил, что правовое положение лиц, подозреваемых или обвиняемых в преступлении и заключенных под стражу, значительно отличается от правового положения осужденных к лишению свободы, оставленных в СИЗО или переведенных туда для участия в следственных действиях или в судебном разбирательстве.

«Поскольку оставление в следственном изоляторе или перевод туда в порядке ст. 77.

1 УИК РФ не предполагают в качестве обязательного условия избрания осужденным этой меры пресечения, они и не должны влечь дополнительных ограничений прав осужденных, в отношении которых при обычных условиях отсутствовали бы основания или условия для избрания либо продления заключения под стражу или же имелись основания для избрания иной, более мягкой, меры пресечения, – что, однако, не исключает и применения ограничений, предопределенных объективными обстоятельствами, связанными с участием в следственных действиях или в судебном разбирательстве», – подчеркивается в постановлении.

Конституционный Суд добавил, что сам факт оставления осужденных к лишению свободы в следственном изоляторе либо их перевод туда из исправительной или воспитательной колонии либо тюрьмы для участия в следственных действиях или судебном разбирательстве не меняет и не может менять как основания условий исполнения наказания, определенные вступившим в силу приговором, так и обусловленное им правовое положение лица как осужденного. Следовательно, такие лица сохраняют статус осужденных к лишению свободы с присущими этому статусу правами и обязанностями, предусмотренными уголовно-исполнительным законодательством (включая право на свидания с родственниками или иными лицами). «В связи с этим в случаях привлечения осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или в судебном разбирательстве они содержатся в следственном изоляторе на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда», – подчеркнул КС.

КС признал неконституционными ряд оспариваемых заявителем норм

Таким образом, Конституционный Суд счел, что ст. 77.1 УИК во взаимосвязи со ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых допускает произвольное, без установленных законом оснований, ограничение осужденных к лишению свободы в праве на длительные свидания.

Как пояснил Суд, это обстоятельство, в свою очередь, ведет к отступлению от требования соразмерности ограничений прав преследуемым целям, даже если оставление в СИЗО или перевод туда отчасти продиктованы потребностями рациональной организации производства по уголовному делу, деятельности органов предварительного расследования и суда. 

В итоге КС признал указанные нормы неконституционными в той мере, в какой лица, осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии или тюрьме и оставленные в СИЗО либо переведенные в него из указанных исправительных учреждений для участия в следственных действиях в качестве подозреваемого, обвиняемого или участия в судебном разбирательстве в качестве обвиняемого, лишаются права на длительные свидания без установленных законом оснований. В связи с этим федеральному законодателю рекомендовано внести изменения в текущее законодательство.

В постановлении также отмечается, что до внесения в законодательство необходимых поправок вопрос об ограничении права на длительные свидания в отношении указанной категории осужденных разрешается по основаниям и в порядке, установленным данным постановлением КС.

Право требовать длительного свидания возникает по истечении двух месяцев со дня вступления в силу данного судебного акта.

Читайте также:  Сделка с ООО, если учредитель не подписал разрешение

КС также счел, что заявитель жалобы вправе обратиться в суд за компенсацией в связи с принятыми в отношении него правоприменительными решениями, вынесенными на основе норм, признанных неконституционными.

Адвокаты поддержали выводы Суда

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский полагает, что постановление КС логично продолжает внедрение в российскую практику общемировых ценностей, которые, хотя и «отдельными ростками», все-таки пробиваются в российском правовом поле. 

«Содержание осужденных в следственных изоляторах по требованию следственных органов – тема, практически не урегулированная отечественным законодательством.

Сложность состоит в том, что данные лица, уже отбывая срок, в то же время лишены многих прав и свобод, которые (хотя и ограниченно) приобретают осужденные по сравнению с подследственными, так как власти в отношении них руководствуются Законом о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых. Затронутый заявителем жалобы в КС вопрос – только один из множества возникающих в таких случаях. Именно здесь – непочатый край работы для правозащитников. Возможно (хотя и сомневаюсь), что дело Парамонова сдвинет наконец отечественное законодательство, и в одном из законодательных актов появится раздел, специально регламентирующий положение таких лиц», – пояснил он в комментарии «АГ».

Адвокат добавил, что, к примеру, до сих пор не решен вопрос, по каким критериям должно засчитываться осужденным время пребывания в СИЗО по требованию следствия (в случае, если содержание под стражей для срока их наказания должно засчитываться в кратном порядке).

По мнению эксперта, данное постановление интересно тем, что КС впервые применил к оспариваемым отношениям – праву на длительные свидания осужденного с семьей в условиях содержания его под стражей, – положения ч. 1 ст. 23 (о неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны), а также ч. 1 ст. 38 (о защите материнства и детства) Конституции РФ.

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич считает, что случай, рассмотренный КС, имеет существенное значение для реализации прав заключенных в весьма специфических ситуациях.

«Прекрасно, что государство таким образом осуществляет контроль за реализацией прав осужденных, и это, безусловно, важно.

Обращает на себя внимание другое: огромный бюрократический аппарат задействован для разрешения весьма специфичного вопроса довольно ограниченного контингента. Неужели вопросами свиданий должен заниматься именно КС?» – задался вопросом он.

 «Статистика рецидива преступности весьма печальна, и основной проблемой лиц, выходящих из мест лишения свободы, является слабая адаптация в обществе. Общепризнано, что государство не дорабатывает именно в направлении социализации бывших заключенных.

Совершенно очевидно, что поощрение сохранения родственных отношений является самым дешевым – и одновременно самым эффективным – средством борьбы с рецидивом.

Но вопрос, который должен решаться «на уровне сержанта» почему-то требует вмешательства Конституционного Суда», – посетовал Дмитрий Хомич.

Адвокат также обратил внимание на крайнюю неэффективность управления в пенитенциарной системе. «Данное постановление является частью «демонтажа» советской системы наказания, при которой максимальное унижение лица, временно исключенного из социума, являлось «задачей номер один».

Возврат к карательной системе правосудия неизбежно повлечет формирование субкультур, открыто противостоящих обществу, – АУЕ (запрещенная в России организация) тому пример.

Системе необходима гуманизация: не воровские законы должны постигать в пенитенциарных учреждениях преступившие закон лица, а навыки востребованных в обществе профессий, и не в формате «лжесотрудников» банков.

Пенитенциарная система нуждается не в реформе, а в полном демонтаже и строительстве новой системы на абсолютно иных принципах, так как «перестановкой кроватей» уже ничего не исправишь», – заключил Дмитрий Хомич.

Ближе к дому: ВС рассказал, когда заключенного переведут в другую колонию — новости Право.ру

В 2005 году Никиту Шихина* приговорили в Тамбовском областном суде к пожизненному лишению свободы. Отбывать наказание его отправили на Крайний Север – в Ямало-Ненецкий АО. Колония «Полярная сова» находится в поселке Харп близ Воркуты и Салехарда, но очень далеко от Тамбова, где у Шихина осталась вся родня.

Спустя 13 лет в «Полярной сове» Шихин попытался перевестись поближе к дому, в «Торбеевский централ». Это новейшая колония особого режима для пожизненно осужденных, ее открыли в 2015 году в Мордовии – регионе-соседе Тамбовской области.

Практика Семь дел, где ВС защитил права заключенных

Заключенный объяснил, что хочет общаться с семьей, а у родственников нет финансовой возможности ездить в ЯНАО. Также Шихин заявил, что у него есть медицинские противопоказания к отбыванию наказания на Крайнем Севере. Но ФСИН отказалась перевести Шихина в «Торбеевский централ» – «в связи с отсутствием оснований», мешающих ему и дальше жить в «Полярной сове».

Мужчине не удалось оспорить отказ и в судебном порядке. Все инстанции исходили из того, что решение о направлении истца в «Полярную сову» принималось в законном порядке, а медицинские противопоказания у него на самом деле отсутствуют.

ВС признал желание общаться с семьей «исключительным обстоятельством»

В деле разобрался Верховный суд. Он напомнил, что по общему правилу заключенные отбывают весь срок в одном исправительном учреждении на территории субъекта РФ, в котором они жили или предстали перед судом. Но для пожизненных заключенных это правило не работает, ведь колоний для них в России всего восемь, они есть далеко не в каждом субъекте.

Практика Важный инструмент следователя: почему не пустеют СИЗО

Несмотря на это, перевести осужденного в другую колонию допускается.

«Порядок направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в исправительные учреждения и их перевода из одного исправительного учреждения в другое» указывает, что это возможно в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при «иных исключительных обстоятельствах», которые мешают осужденному находиться в конкретном исправительном учреждении.

Верховный суд в своем определении называет этот перечень открытым.

А раз так, то это открывает возможность для применения Европейских пенитенциарных правил, в которых рекомендуется по возможности направлять осужденных в не слишком отдаленные от дома места заключения.

Вспомнил ВС и про постановление ЕСПЧ 2017 года по делу «Полякова и другие против Российской Федерации», в котором Страсбургский суд указал:

Чтобы обеспечить уважение достоинства, присущего человеческой личности, целью государств должно стать поощрение и поддержание контактов заключенных с внешним миром.

Учитывая эту позицию ЕСПЧ, а также тот факт, что перечень «исключительных обстоятельств» для смены колонии остается открытым, ВС указал, что к таким обстоятельствам следует отнести и невозможность заключенного поддерживать семейные связи.

Поэтому судьи признали незаконными и отменили решения нижестоящих инстанций, а дело вернули в Лабытнангский городской суд. При новом рассмотрении первая инстанция должна учесть разъяснения ВС, проверить доводы Шихина, а также выяснить, возможен ли перевод заключенного из ЯНАО в Мордовию.

Определение Верховного суда № 70-КАД20-3-К7.

Проблема перевода в колонию поближе к дому не самая актуальная для тех, кто осужден по «рядовым» статьям УК. Они не так давно получили возможность просить о переводе в регион, где проживают их близкие родственники. Такое правило теперь закреплено в ч. 2.1 ст. 73 УИК, отмечает юрист фонда «Русь сидящая» Артур Дзедзинский. 

Но эта норма не распространяется на «особых» заключенных. По словам юриста, сейчас администрации колоний особого режима почти не соглашаются переводить осужденных в другую колонию, которая находится ближе к их дому и родным.

«ФСИН не желает удовлетворять ходатайства таких осужденных, потому что не хочет учитывать международные стандарты и игнорует даже базовые права людей, лишенных свободы», – полагает Дзедзинский.

Позиция Верховного суда по делу Шихина, вопреки мнению ФСИН и судов трех инстанций, может стать основанием перевода для отбывания наказания в регион, где проживают близкие родственники.

Эксперт уверен: позиции ВС по таким делам, включая обсуждаемое определение, способны изменить ситуацию с переводом заключенных в другие колонии к лучшему. «Для этого осужденным и их представителям стоит как можно чаще указывать нижестоящим судам о позициях ЕСПЧ и Верховного суда по таким делам», – советует он.

  • Верховный суд РФ
  • Уголовный процесс

Прокурор разъясняет — Прокуратура Республики Коми

Порядок оставления осужденных к лишению свободы в следственном изоляторе для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию

  • Оставление осужденных к лишению свободы в следственном изоляторе для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию определяется действующим уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.
  • Целевым назначением такого оставления является решение хозяйственных вопросов, по обслуживанию и содержанию данного вида учреждения.
  • При этом возможность оставления осужденных в следственном изоляторе для отбывания наказания закон связывает с наличием ряда условий.
  • Прежде всего, обращается внимание на данные, характеризующие личность осужденного и степень общественной опасности совершенного им деяния. К числу необходимых для оставления данных закон относит:
  • а) осуждение к лишению свободы впервые;
  • б) вид назначенного исправительного учреждения — исправительная колония общего режима.

Вторым условием оставления осужденного в следственном изоляторе является наличие его согласия, которое должно быть выражено в письменной форме.

Читайте также:  Что нужно чтобы перевестись из одной воинской части в другую

Необходимость согласия осужденного обусловлена тем, что отбывание наказания в следственном изоляторе связано с наличием специфических условий этих учреждений, которые существенно отличаются от условий, существующих в исправительных колониях общего режима.

Поэтому оставление осужденного без его согласия являлось бы нарушением его прав и законных интересов. В случае если осужденный, дав согласие на оставление в следственном изоляторе, в дальнейшем меняет свое решение и обращается с просьбой направить его для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима, администрация учреждения обязана удовлетворить такую просьбу.

Третье условие оставления осужденного в следственном изоляторе — необходимость в рабочей силе для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию учреждения.

Привлечение осужденных к этой деятельности вызвано невозможностью возложения работ по хозяйственному обслуживанию на содержащихся в следственных изоляторах подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Указанный контингент лиц содержится под стражей, как правило, в пределах двух месяцев.

Привлечение подозреваемых и обвиняемых к труду может осуществляться только с их согласия и в пределах учреждения. Все это затрудняет возможность использования подозреваемых и обвиняемых на хозяйственных работах.

Четвертым условием, хотя и прямо не указанным в законе, но вытекающим из его содержания, является тот факт, что до вступления приговора в законную силу осужденный находился именно в том следственном изоляторе, где остается для отбывания наказания.

Решение об оставлении осужденного для отбывания наказания в следственном изолятор принимается начальником соответствующего учреждения. Указанное решение оформляется приказом.

Порядок и условия отбывания лишения свободы в следственных изоляторах или тюрьмах определяются ст. ст. 120, 121 УИК РФ, устанавливающими их для исправительных колоний общего режима.

Учитывая условия отбывания наказания в следственных изоляторах, законом специально устанавливается, что осужденные имеют право на ежедневную прогулку продолжительностью два часа. Прогулка проводится преимущественно в светлое время суток по соответствующему графику.

Для этого на территории учреждения оборудованы прогулочные дворы, которые оборудованы скамейками для сидения и навесами от дождя. Освобождение от прогулки дается только врачом (фельдшером).

​​​​​​​

Зачёт срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания: новые правила

14 июля 2018 года вступил в силу Федеральный закон №186-ФЗ о зачёте срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания по новым правилам.

Раньше действовал принцип «один к одному»: один день нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом приравнивался к одному дню лишения свободы вне зависимости от режима исправительного учреждения.

Учитывая, что условия содержания в следственных изоляторах часто хуже, чем в исправительных учреждениях, было принято решение изменить коэффициенты зачёта сроков.

Также теперь чётко определены коэффициенты перерасчёта нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом для других видов наказания – ограничения свободы, обязательных, исправительных и принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ограничений по военной службе.

Зачёт срока нахождения в СИЗО в срок лишения свободы

  • 1 день в СИЗО = 1 день отбывания наказания в тюрьме или колонии строгого или особого режима;
  • 1 день в СИЗО = 1,5 дня отбывания наказания в колонии общего режима или воспитательной колонии;
  • 1 день в СИЗО = 2 дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.2 ст.111 УК РФ, находился под стражей 9 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён по принципу «один к полутора» (то есть 13,5 месяцев).

При этом «льготные» коэффициенты («один к двум» и «один к полутора») не распространяются на

  • осуждённых с особо опасном рецидивом;
  • осуждённых за преступления, предусмотренные ст.205-205.5, ч.2 и ч.3 ст.228, ст.228.1, ст.229, 275, 276, 361 УК РФ;
  • осуждённых за преступления, предусмотренные ст.277-279 и 360 УК РФ, сопряжённые с террористической деятельностью;
  • осуждённых, которым смертная казнь в порядке помилования заменена на пожизненное лишение свободы или лишение свободы на 25 лет.

В отношении этих категорий осуждённых во всех случаях действует коэффициент «один к одному».

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.1 ст.228.1 УК РФ, находился под стражей 5 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён «один к одному» (то есть 5 месяцев), несмотря на то, что отбывать наказание он будет в колонии общего режима.

Кроме того, «льготные» коэффициенты не применяются в отношении срока нахождения осужденного, отбывающего наказание в строгих условиях в воспитательной колонии или исправительной колонии общего режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа, в случае применения мер взыскания к осужденному.

Зачёт срока нахождения в СИЗО для других видов наказаний

  • 1 день в СИЗО = 1,5 дня содержания в дисциплинарной воинской части;
  • 1 день в СИЗО = 2 дня ограничения свободы или принудительных работ;
  • 1 день в СИЗО = 3 дня исправительных работ или ограничения по военной службе;
  • 1 день в СИЗО = 8 часов обязательных работ.

Перерасчёт срока нахождения в СИЗО к наказанию в виде штрафа законом не предусмотрен. В таком случае обвиняемому и его адвокату целесообразно заявлять об освобождении от назначенного наказания.

В практике адвоката было дело, когда человек сначала обвинялся по ч.2 ст.111 УК РФ, провел 8 месяцев под стражей, затем дело ещё на следствии было переквалифицировано на ч.1 ст.114 УК РФ,  а обвиняемый из-под стражи освобождён.

Прекратить дело за примирением сторон не получилось из-за действующей судимости.

В результате правильно выстроенной позиции защиты суд вынес обвинительный приговор с назначением штрафа, учёл длительный срок нахождения под стражей и освободил осуждённого от назначенного наказания.

Зачёт срока нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы

Из-за неудачно сформулированной нормы (ч.3.4 ст.72 УК РФ в новой редакции) пока неясно, как правильно пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы.

В законе указано: «Время нахождения под домашним арестом засчитывается в срок нахождения лица под стражей до судебного разбирательства и в срок лишения свободы из расчёта два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы». Вариантов трактовок нормы несколько.

Первый вариант: действует простой коэффициент «два к одному» – два дня домашнего ареста приравнены к одному дню лишения свободы.

При таком толковании неясно, зачем было указывать, что срок нахождения под домашним арестом засчитывается в срок нахождения лица под стражей. Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев.

Если на практике будет применяться первый способ расчёта, то в срок лишения свободы зачтут только 3 месяца.

Второй вариант: необходимо сначала пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в сроки нахождения под стражей по коэффициенту «два к одному», а затем использовать правила пересчёта, установленные для зачёта сроков нахождения в следственном изоляторе в срок лишения свободы.

Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев, осуждён по ч.2 ст.162 УК РФ к отбыванию наказания в виде лишения свободы в колонии общего режима.

Если суды станут придерживаться второго варианта, расчёт будет следующий: 1) 6 месяцев под домашним арестом * 0,5 = 3 месяца в СИЗО, 2) 3 месяца в СИЗО * 1,5 = 4, 5 месяца засчитываются в лишения свободы.

Каким образом будет развиваться ситуация – в ближайшие месяцы покажет практика. Однако уже сейчас судебную практику обвиняемым и осуждённым, а также их адвокатам-защитникам целесообразно формировать в благоприятном для себя ключе.

Применение закона для тех, кто был осуждён до его вступления в силу

Федеральный закон №186-ФЗ от 03.07.2018 года улучшает положение не только тех, кто сейчас находится в СИЗО или под домашним арестом, но и тех, кто уже отбывает наказание. Вступивший в силу приговор может быть пересмотрен на основании ст.10 УК РФ, если осуждённым или его адвокатом будет подано ходатайство об этом.

Важно не пропустить сроки обращения с таким ходатайством. Для тех, кто отбывает наказание в воспитательной колонии и колонии-поселении, этот срок составляет 3 месяца. Те, кто отбывает лишение свободы в колонии общего режима, ограничение свободы, все виды работ или ограничения по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, должны уложиться в 6 месяцев.

Влияние закона №186-ФЗ на условно-досрочное освобождение

Для тех, кто уже отбывает наказание в виде лишения свободы, применение закона №186-ФЗ от 03.07.

2018 года может повлечь приближение срока, предоставляющего право на рассмотрение ходатайств об условно-досрочном освобождении или о замене лишения свободы на другой вид наказания.

Для этого целесообразно сначала подать ходатайство о пересмотре приговора на основании ст.10 УК РФ и получить постановление суда с перерасчётом сроков, а затем подавать ходатайство об УДО или о применении ст.80 УК РФ.

За оказанием юридической помощи по уголовным делам (в том числе за составлением ходатайств о пересмотре приговора в порядке ст.10 УК РФ на основании Федерального закона №186-ФЗ, об условно-досрочном освобождении, о замене наказания на более мягкий вид наказания) Вы можете обратиться по телефону 8-910-188-73-21 или написав на электронную почту nikonov@33advokat.ru.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *