Как переквалифицировать гражданское дело в уголовное?

Последнее обновление: 31.01.2020

Обвинение, которое предъявлено тому или иному лицу, не всегда подтверждается в суде. В таких случаях выносится оправдательный приговор, лицо освобождается от ответственности.

В иных ситуациях доказательства подтверждают вину только частично, что чаще всего требует изменения статьи закона. В уголовном праве есть термин «переквалификация» преступления, что означает изменение обвинения.

Когда допустима переквалификация статьи кодекса и кто вправе это сделать – читайте в нашей статье.

Переквалификация в уголовном праве

Понятие «квалификация» в уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует. По сути, это юридическое сопоставление тех действий, которые совершило лицо, с признаками одной или нескольких статей уголовного кодекса. Если признаки совпадают, то преступление имеет место, если нет – то уголовного преследования быть не может.

Пример №1. Бурыкин А.П. совершил кражу из магазина на сумму 7000 рублей. Сопоставив его действия с признаками ст.

158 УК РФ (кража), следователь убеждается в том, что подтвердились такие критерии, как тайность (никто не видел хищения), противоправность завладение имуществом другого собственника (в данном случае юридического лица), а также сумма похищенного. Поскольку все признаки преступления подтверждены, действия Бурыкина квалифицируются по ст. 158 УК РФ.

Пример №2. При тех же обстоятельствах кражи Бурыкиным А.П. из того же магазина все признаки преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ, подтвердились, кроме суммы. Ее ошибочно завысили, и, как выяснилось, похититель украл товар лишь на 300 рублей. Исходя из минимально необходимой суммы для возбуждения уголовного дела, состава преступления в действиях Бурыкина не будет, поскольку квалификация, а вернее один из обязательных квалифицирующих признаков кражи, не подтвердился.

По общим правилам, лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, должно быть предъявлено обвинение.

Пример №3. К примеру, квартирного вора Тарасова Р.Р. застали на месте происшествия. По заявлению потерпевшей возбудили уголовное дело в отношении него по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ – кража с незаконным проникновением в жилище. В ходе расследования выясняется, что Тарасов Р.Р.

– это бывший сожитель хозяйки, которому она передавала второй экземпляр ключей от квартиры и разрешала приходить в ее отсутствие. Действия Тарасова Р.Р. были переквалифицированы: был исключен признак «с незаконным проникновением в жилище», поскольку противоправность входа в квартиру установлена не была.

Но хозяйка не разрешала выносить и продавать ее микроволновку, пылесос и телевизор. Эти вещи принадлежали ей единолично, а Тарасов Р.Р. их вынес и продал, вырученные от продажи деньги потратил на выпивку. Его привлекли и осудили по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу с причинением значительного ущерба потерпевшей.

Таким образом, он понес уголовную ответственность, но за менее тяжкое преступление.

  • Из примера мы видим, что недоказанность одного из квалифицирующих признаков стало основанием для изменения обвинения в сторону улучшения правового положения преступника.
  • Вопрос:
    Возможна ли ситуация наоборот, когда небольшое преступление будет переквалифицировано на тяжкое?
  • Да, с точки зрения закона это допустимо.

Пример №4. Саморуков М.А. избил соседа, которого увезли на скорой помощи в больницу, поставили диагноз черепно-мозговая травма. В отношении Саморукова М.А. было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 111 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (наказание до 8 лет лишения свободы).

Через 2 дня соседу стало плохо и он скончался в больнице, не выходя из комы. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть потерпевшего состояла в прямой причинной связи с избиением. Действия Саморукова М.А. были переквалифицированы на ч. 4 ст.

111 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть (наказание до 15 лет лишения свободы).

Из чевертого примера мы видим, что положение обвиняемого ухудшилось: сразу после преступления он обвинялся в совершении тяжкого преступления, а позже, с учетом наступивших последствий в виде смерти потерпевшего, – в совершении особо тяжкого.

Следует знать, что изменение обвинения «в любую сторону» возможно только на стадии предварительного следствия. В суде допускается переквалификация только в сторону смягчения положения подсудимого в сравнении с тем, что предъявлялось в обвинительном заключении следственными органами.

Если переквалификация необходима в силу изменений в уголовном законодательстве, применять новую квалификацию к уже совершившим преступление лицам можно, если новый закон смягчает их положение. Это правило обязательно к соблюдению и на стадии расследования, и в суде.

Пример №5. В 2018 году Голикова П.Р., находясь за рулем в состоянии опьянения, сбила пожилого мужчину на пешеходном переходе насмерть и скрылась с места происшествия, ей предъявили обвинение по ч. 4 ст. 264 УК РФ — нарушение водителем, находящимся в состоянии опьянения, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека. С 2019 года данная норма УК РФ действует в новой редакции: увеличен срок наказания в виде лишения свободы (было до 7 лет, стало до 12 лет), а также предусмотрен отдельный квалифицирующий признак «при оставлении места ДТП», которого ранее в части 4 ст. 264 УК РФ не было. Поскольку на момент принятия этих изменений преступление уже было совершено Голиковой П.Р., то к ней нельзя применить новый ухудшающий ее положение закон, здесь переквалификация невозможна. Голикову осудили по ч. 4 ст. 264 УК РФ в старой, более мягкой редакции.

Кстати, от переквалификации как таковой следует отличать изменение категории преступления. Так, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ суд вправе изменить категорию преступления на более мягкую в тех случаях, когда есть смягчающие и нет отягчающих обстоятельств.

Пример №6. Лоскутов Е.П. обвинялся в совершении мошенничества по ч. 3 ст. 159 УК РФ, с причинением ущерба потерпевшей в размере 260000 рублей. Он полностью признал вину, выплатил весь ущерб и даже дополнительно возместил моральный вред, никогда ранее не был судим.

Постановлением суда ему была изменена категория преступления с тяжкой, к которым относится ч. 3 ст. 159 УК РФ, на категорию средней тяжести – ч. 2 ст. 159 УК РФ, по которой возможно примирение. В результате дело было прекращено по ходатайству потерпевшей за примирением сторон, чего нельзя было сделать при квалификации по прежней части статьи.

Изменение категории не является переквалификацией, хотя фактически часть статьи уголовного Кодекса меняется на другую.

Основным правилом при переквалификации с одного состава преступления на другой является совпадение объекта посягательства. Так, невозможно переквалифицировать кражу на причинение телесных повреждений, или мошенничество на угрозу убийством.

Рассмотрим подробно процедуру, как происходит переквалификация на разных стадиях уголовного преследования.

Порядок переквалификации уголовного дела на досудебной стадии

Как переквалифицировать гражданское дело в уголовное?

Об изменении квалификации можно подать ходатайство, которое должно быть разрешено следователем или дознавателем в течение трех дней. По итогам рассмотрения выносится постановление об удовлетворении или об отказе в удовлетворении просьбы. Копия постановления направляется заинтересованным лицам, отказ можно обжаловать руководству следственного органа, в прокуратуру или в суд.

Обычно ходатайство заявляется адвокатом или самим обвиняемым. Можно воспользоваться образцом:

Следователю межрайонного отдела
Следственного комитета Следственного управления
по Мироновской области

Попову А.М.

обвиняемого Мирошникова Р.П.,
Проживающего в г. Мироновск, ул. Железнова, д. 9
тел. 889990

  1. мера пресечения – подписка о невыезде
  2. ХОДАТАЙСТВО
    О переквалификации преступления
  3. (образец)

В Вашем производстве находится уголовное дело № 0000000 в отношении Мирошникова Р.П., то есть меня, в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ – совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или государства, с причинением тяжких последствий.

Данный состав преступления предусматривает в п. «в» причинение тяжких последствий, которые наступили в результате превышения своих должностных полномочий должностным лицом.

Как следует из предъявленного мне обвинения, я, по версии следствия, занимая должность начальника отдела финансирования администрации района, превысил свои полномочия, утвердив смету расходов по несуществующим затратам. При этом следователем не указано, какие именно тяжкие последствия наступили в результате моих действий.

В этой связи мои действия следует переквалифицировать на ч. 1 ст. 286 УК РФ как превышение должностных полномочий, исключив признак, предусмотренный п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 38, 119-122, 175 Уголовно-процессуального кодекса РФ,

ПРОШУ:

Переквалифицировать мои действия по уголовному делу № 0000000 с п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ на ч. 1 ст. 286 УК РФ, вынести соответствующее постановление.

О принятом решении уведомить меня и моего защитника.

Мирошников Р.П., число, подпись.

В приведенном примере мы видим, что в ходатайстве есть ссылки сразу на несколько статей УПК РФ:

  • ст. 38 УПК РФ – общая статья о полномочиях следователя. Ссылка на данную норму необходима, поскольку означает обращение к надлежащему лицу: именно следователь на досудебной стадии разрешает ходатайства, в том числе и по изменению квалификации. Если по делу производится дознание, а не следствие (к примеру, по небольшим преступлениям – мелкие кражи (ч. 1 ст. 158 УК РФ), оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) и т.д.), то необходимо сослаться на ст. 41 УПК РФ (дознаватель и его полномочия).
  • ст.ст. 119-122 УПК РФ – общие нормы разрешения любых ходатайств, которые заявляются на досудебной стадии. Такими ходатайствами могут быть просьбы о приобщении каких-либо документов, о допросе какого-либо лица, заявления о прекращении дела, об изменении меры пресечения и т.д., в том числе и просьба о переквалификации. Ходатайство может быть заявлено не только обвиняемым, но и потерпевшим, адвокатами. Свидетелю не предоставлено законом право просить об изменении статьи УК РФ.
  • ст. 175 УПК РФ – основная статья, в соответствии с которой может быть изменено обвинение. Согласно правилам данной нормы, следователь обязан вынести один из двух вариантов постановления:
    1. о привлечении в качестве обвиняемого с новой квалификацией. К примеру, если лицу инкриминировался грабеж, а впоследствии появились доказательства применения насилия, то следователь своим постановлением предъявляет обвинение в совершении грабежа с применением насилия. Предыдущее постановление о привлечении в качестве обвиняемого за «простой» грабеж теряет силу.
    2. о прекращении уголовного дела в части. К примеру, если лицо обвинялось в двух преступлениях по статье «мошенничество», но одно из деяний не нашло своего подтверждения. В такой ситуации следователь своим постановлением прекращает дело по второму преступлению. По оставшемуся эпизоду мошенничества дело направляет в суд на рассмотрение.

Вопрос:
Обязательно ли ходатайство о переквалификации составлять в виде отдельного документа?

Нет, не обязательно. Заявить об изменении обвинения можно:

  • в ходе допроса в протоколе. Бланк протокола допроса предусматривает фиксацию заявлений, замечаний в ходе процедуры или сразу после нее. Защитник или обвиняемый (подозреваемый) вправе собственноручно отразить заявление об изменении квалификации в соответствующей графе, удостоверив его своей подписью.
  • при ознакомлении с делом. Статьей 217 УПК РФ предусмотрено право обвиняемого и защитника по окончании предварительного расследования полностью ознакомиться со всеми материалами дела. В реализации такого права следователь не может отказать, в противном случае такой отказ будет считаться грубейшим нарушением закона. В бланке ознакомления при выполнении требований ст. 217 УПК РФ есть специальная графа, в которой обвиняемый или защитник вправе заявить свое письменное ходатайство, в том числе и о несогласии с квалификацией.
Читайте также:  Алиментное соглашение: можно ли заключить алиментное соглашение

Закон не запрещает устно заявлять какие-либо ходатайства, но мы все же рекомендуем делать это в письменном виде (отдельным документом или путем отражения в протоколах).

Обязанность зафиксировать устные замечания лежит на следователе, который в силу субъективного восприятия может недословно записать фразы, сказанные заявителем.

Подготавливая ходатайство письменно, заявитель может быть уверен, что смысл просьбы не будет потерян или искажен.

Вне зависимости от того, в каком виде было заявлено об изменении квалификации действий обвиняемого, следователь обязан разрешить ходатайство незамедлительно или, если это невозможно, в течение трех дней. Об этом следователь выносит постановление:

  • об удовлетворении ходатайства полностью или частично. Если следователь сочтет, что заявление обоснованно и обвинение не подтверждается в полном объеме, то выносится постановление об удовлетворении ходатайства и постановление о прекращении дела. Если обвинение не подтверждено частично, то выносится постановление о частичном удовлетворении заявления и переквалификации преступления, а впоследствии – постановление о прекращении уголовного преследования в той части, которая не доказана.
  • об отказе в удовлетворении ходатайства. Если следователь сочтет, что изменить квалификацию невозможно и заявление необоснованно, выносит постановление об отказе в удовлетворении.

Копии постановлений выдаются заявителям (лично или направляются по почте). Еще раз напомним, что на стадии расследования обвинение может поменяться как в худшую для лица сторону, так и в сторону смягчения. Иными словами, фигуранту по делу могут перепредъявить квалификацию по более тяжкой статье, чем была ранее.

Таким образом, следователь может самостоятельно переквалифицировать обвинение или принять решение об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства. Отказ, как и любое действие или бездействие представителя правоохранительного органа, можно обжаловать руководителю следственного органа, в прокуратуру или в суд.

Чаще всего лица, не согласные с отказом, обращаются в прокуратуру, поскольку именно это ведомство надзирает за соблюдением законов при расследовании всех уголовных дел. Можно воспользоваться образцом:

В прокуратуру Ленинского района г. Краснодара

От обвиняемого Сапрыкина П.Р.,
по уголовному делу № 202020/19,
находящемуся в производстве СО УМВД

по Ленинскому району г. Краснодара.

проживающего по адресу:
г. Краснодар, ул. Рыбная, д. 2

  • Тел. 892000
  • ЖАЛОБА
    на действия следователя

В производстве следователя СО УМВД по Ленинскому району г. Краснодара Мамонова Д.Д. находится уголовное дело № 202020/19 в отношении Сапрыкина П.Р., то есть меня, и Михайлова Н.О., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору).

Как гражданские дела становятся уголовными — Юридическая консультация

Если пытаться отыскать рациональный и универсальный ответ, то становится очевидно, что одних только юридических знаний явно недостаточно.

Нужно учитывать реалии правоприменения «по-российски», менталитет и психологию как представителей бизнеса, так и чиновников, а также сотрудников правоохранительных органов.

Все они так или иначе имеют отношение к любому резонансному делу экономического характера.

К сожалению, в последнее время наравне с бизнесменами подозреваемыми и обвиняемыми по вроде бы обычным гражданско-правовым спорам действительно становятся практикующие юристы. Многие имеют адвокатский статус. Он, как показывает практика, является чуть ли не отягчающим обстоятельством.

Правоведы и миллионы

Приведу два характерных случая таких споров, ставших в 2018 году уголовными делами в отношении профессиональных защитников.

Пример первый — уже нашумевшее дело адвоката Игоря Третьякова. Скоро год, как он находится в СИЗО. Следственные органы считают юриста соучастником хищения у доверителя — АО «НПО им. Лавочкина» (основной акционер предприятия — госкомпания Роскосмос) — более 300 млн руб.

Есть ли закон о неприкосновенности бизнеса?

В 2016 году Третьяков заключил с руководством НПО несколько соглашений об оказании профессиональной юридической помощи. Результатом двухлетней работы адвоката стали значимые победы в арбитражах. Его успехи в зале суда позволили предприятию сэкономить порядка 5 млрд руб.

, избежать процедуры банкротства и массовых сокращений квалифицированного персонала. По первоначальным соглашениям с «НПО им. Лавочкина» за хорошую работу Третьякову полагался так называемый гонорар успеха — 8% от отсуженных сумм. Это и были 300 с лишним млн руб.

, в хищении которых адвокат в настоящий момент и обвиняется.

«Мой гонорар был привязан к сумме отбитых требований, что было четко закреплено договором: я получил ровно то, что мне причиталось по документам», — рассказал сам Игорь Третьяков в недавнем интервью.

По его словам, работы были «приняты по всей процедуре», а нанят три года назад юрист был «в строгом соответствии с Положением о закупках, которое дает возможность заключать договор с адвокатом без проведения тендерной процедуры».

Это стандартное положение для многих государственных и окологосударственных компаний в итоге привело подрядчика за решетку. Почему?

Если говорить о содержательном наполнении спора, то он действительно лежит в чисто экономической плоскости. А по экономическим спорам, как известно, лишение свободы как мера пресечения не предусмотрено.

Но общая тенденция такова, что заключение под стражу рассматривается следствием именно как удобный инструмент давления. Так объясняет свое нынешнее незавидное положение сам адвокат Третьяков.

Я склонен с ним согласиться.

А вот второй пример. Практически под копирку сейчас развивается еще один корпоративно-правовой спор в российском ВПК.

Осенью прошлого года Следственный комитет (СК) РФ вдруг заинтересовался некоторыми статьями расходов ПАО «Туполев» — всемирно известного российского разработчика и производителя авиатехники военного, специального и гражданского назначения.

Следователям показались подозрительными выплаты предприятия — и вновь за оказанные юридические услуги. Они — при наличии в ПАО собственного юридического отдела — оказывались известным на правовом рынке подрядчиком: юридической компанией «Каменская & партнеры».

В ходе проверки СК было установлено, что еще в 2012 году управляющему партнеру компании Татьяне Каменской перечислялись деньги за профессиональную работу. Всего же в период 2013–2016 годов Каменская, по версии следствия, получила от предприятия 153,9 млн руб.

Гонорар успеха: что это, кому он нужен и узкие места

И здесь правоохранители полагают, что денежные средства были банально выведены со счетов предприятия, а юридические услуги стали лишь благовидным предлогом для этого. По фактам, установленным проверкой, возбуждено уголовное дело о растрате, которое сейчас расследуется.

Волков бояться…

В обоих случаях адвокатам сейчас вменяется то, что выплаченные гонорары как минимум несоразмерны оказанным услугам. Следствие считает «призовые» сотни миллионов рублей не чем иным, как «торговлей правосудием» и «платой за покупку судебных решений». И это при том, что, повторюсь, фигурантами по обоим делам являются вовсе не люди в мантиях.

Что делать в такой ситуации профессиональным защитникам? Как не попадать в ситуации Третьякова/Каменской, когда на одной чаше весов — очень солидный даже по мировым меркам гонорар за высокопрофессиональную работу, а на другой — оппоненты в дорогих костюмах или погонах, желающие, чтобы такой счастливчик все до копейки вернул заказчику, а попутно сменил рабочий кабинет на камеру?

Можно, конечно, работать pro bono либо исключительно с малоимущими слоями населения, сознательно избегая большого бизнеса и высоких гонораров. Нет сверхдоходов, зато есть свобода и спокойный сон. Можно уйти в защитники по назначению. Но и эта стезя не гарантирует иммунитет от уголовного преследования, правда, уже по делам, которые экономическими можно считать с большой натяжкой.

Есть в «деле Третьякова» и положительный момент. Оно вызвало в профессиональной среде масштабную дискуссию: как оградить адвокатов от неправовых критериев оценки их взаимоотношений с доверителями. В ходе обсуждений стало очевидно — нормативная неопределенность института «гонорара успеха» выходит боком и самим адвокатам, и их клиентам.

Мошенничество в предпринимательской деятельности: что это?

Таким образом, у отечественного юриста имеется и третий путь: вместе с коллегами из адвокатских палат бороться за изменение правового поля.

Так, по мнению вице-президента Адвокатской палаты Москвы Вадима Клювганта, посягательства на адвокатские вознаграждения нарушают сразу несколько не отчуждаемых конституционных прав граждан.

А курирующий российскую адвокатуру заместитель министра юстиции РФ Денис Новак убежден: незыблемость гонораров защиты, равно как и уменьшение для них подоходного налога, должны стать краеугольными камнями проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, которая в настоящее время обсуждается профессиональным сообществом. В частности, для этого следует официально допустить осуществление деятельности адвоката в хозяйственных обществах и заключение соглашений не лично с адвокатом, а с адвокатским образованием.

Пока же нормативной революции не произошло, любому российскому адвокату следует больше доверять интуиции, тщательно изучать не только контрагентов, но и собственных доверителей. Наконец, помнить старую французскую мудрость: qui ne risque pas il ne boit pas de champagne («Кто не рискует, тот не пьет шампанское»). Она в России, похоже, будет актуальна еще многие-многие годы.

Гражданские споры с уголовным оттенком — новая российская реальность — новости Право.ру

Столь широкое привлечение правоохранителей для разрешения коммерческих споров предсказуемо изменило саму парадигму этих споров: все чаще стороны конфликта и их юристы считают такое положение дел нормальным, а юристы даже сами рекомендуют привлекать уголовный ресурс для разрешения спора.

Наиболее вероятной причиной этого служит чрезмерное укрепление силового блока и повышение его роли в сферах жизнедеятельности страны, не связанных с действительными целями деятельности силовых ведомств. 

Я ни в коем случае не считаю данную практику нормальной и, напротив, в корне не согласен с ней. Гражданские споры должны разрешаться только цивилизованными способами — в гражданских судах и без привлечения «силового ресурса». 

Но поскольку уголовное давление в гражданских спорах имеет место как системное явление, то не говорить об этом явлении тоже нельзя.

В этой статье мне бы хотелось показать наиболее яркие отличия в разрешении гражданских споров свойственными для них гражданскими судами и чуждыми для них уголовными судами.

Этими различиями можно проиллюстрировать все те несправедливые преимущества, которые получают сторонники «силового ресурса». 

Еще раз оговорюсь, эта практика представляется мне порочной, и она не должна находить поддержки у юридического сообщества и участников споров. 

Читайте также:  Возмещение ущерба, причиненного в результате дтп

Более легкое получение доказательств и расширение арсенала этих доказательств

Ни для кого не секрет, что в гражданском и арбитражном процессе (далее для удобства — гражданский процесс) доказывание осуществляется на основе принципов состязательности. При этом нередко стороны не могут истребовать доказательства с помощью суда у третьих лиц, так как суды в этом отказывают. 

Более того, если доказательства удерживаются другой стороной, то истребовать такие доказательства вообще очень тяжело.

Как правило, суды отказывают в таком истребовании со ссылкой на отсутствие у суда такого права и ограничиваются указанием на то, что суд вправе лишь предложить другой стороне представить соответствующие доказательства.

В конечном счете заинтересованная сторона оказывается в затруднительном положении и не может доказать свои аргументы и возражения. 

В уголовном деле ситуация обстоит совсем иначе. С помощью допросов, выемок, обысков, очных ставок и иных следственных действий, в которых стороны не могут отказаться от дачи показаний или выдачи предметов, сбор доказательств очевидно легче. 

То, что в гражданском процессе подлежало бы доказыванию только предусмотренными законом доказательствами (ст. 68 АПК РФ), в уголовном процессе может доказываться более широким спектром доказательств, например свидетельскими показаниями, легализованным рапортом оперативного работника и др. 

Таким образом, потерпевший в уголовном деле чувствует себя более вольготно, а принцип состязательности подменяется по сути инквизиционным процессом на стадии следствия. 

Пропуск исковой давности больше не проблема. В уголовных делах исковая давность не пропущена, даже если она пропущена

Для гражданского процесса пропуск срока исковой давности смерти подобен. Суд откажет в иске, несмотря на наличие убедительных доказательств и сильной позиции по существу спора. 

В целом, порядок исчисления сроков в гражданском процессе можно признать понятным и определенным. И это, конечно, очень хорошо, так как правовая определенность имеет невероятно большое значение. Из этого ряда выбиваются иски прокуроров в защиту интересов общества и государства, но это не меняет общей картины о наличии правовой определенности в вопросах применения сроков исковой давности. 

В уголовных делах не все так просто и понятно. По общему правилу, срок давности начинает течь с момента, когда потерпевшее лицо узнало или должно было узнать о нарушении его права. В уголовных делах суды отходят от данного правила и могут начать исчислять давность не с указанного выше момента, а с даты вынесения приговора. 

Прекращение дела или переквалификация?

Этот случай для адвокатской практики может быть интересен самим фактом события – уголовное дело было возвращено прокурору по ходатайству не защитника, а представителя потерпевшего.

Постановлением о возврате дела прокурору суд разъяснил гособвинению, что ссылка адвоката на редко используемое на практике Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г.

№ 18-П «О проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» оправданна и процессуально обоснована.

В апреле 2020 г. несовершеннолетний Х. назвал в соцсети малознакомую собеседницу дурочкой. О времена, о нравы! Мы снова возвращаемся в пушкинскую эпоху! Еще совсем недавно мальчики называли малознакомых девочек словами, которые не только неловко произносить вслух, но и трудно написать технически.

А тут – «дурочка»! У человека, который является очевидцем сетевых «батлов» с использованием «подвальной» лексики, это слово ассоциируется с кринолинами, поклонами и нежным трепетом штор. Но девочка о гусарах, очевидно, не слышала и сообщила другому знакомому, В., что оскорблена.

Это сообщение, видимо, было сформулировано таким образом, что можно было вообразить, не подумывает ли она наложить на себя руки. Тогда, чтобы этого не случилось, В. встретился с Х. и «наложил руки» на него. Рванув на себе майку как Доцент в «Джентльменах удачи», он нанес юноше не менее 15 ударов по лицу.

По результатам судмедэкспертизы у потерпевшего был диагностирован закрытый перелом костей лицевого скелета и закрытая черепно-мозговая травма, что было квалифицировано как вред здоровью средней тяжести, и он был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Но, как во многих уголовных делах, неочевидных явлений в этом деле было куда больше, чем очевидных. Так, В. избивал Х.

, не имея для этого повода, в общественном месте, публично раздевшись до брюк, в присутствии несовершеннолетних разных возрастов, презрев общественные представления о морали и нравственности.

Зная это из материалов уголовного дела, даже первокурсник юридического факультета наверняка задастся вопросом: почему, собственно, деяние было квалифицировано по ч. 1 ст. 112, когда из обстоятельств дела следует, что ч. 2 этой статьи не миновать? И здесь начинается самое интересное…

В течение почти года Х. и его законный представитель органом уголовного преследования не признавались потерпевшими, в то время как орган дознания заявлял о виновных лицах как о «неустановленных», что, по его мнению, давало дознавателю, несмотря на требования ст. 223 УПК, право продлевать сроки дознания бесконечно.

Гадать о причинах столь небрежного (или, напротив, старательного?) отношения к службе, думаю, бессмысленно. Тем временем срок привлечения В. к уголовной ответственности истек. Дело в том, что преступления по ч. 1 ст. 112 УК в соответствии с требованиями ст. 15 Кодекса относятся к преступлениям небольшой тяжести, а обвиняемый на тот момент был несовершеннолетним.

В совокупности это породило ситуацию, при которой, согласно ст. 78 УК, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года. В отношении несовершеннолетних этот срок составляет год. Таким образом, орган дознания создал, на мой взгляд, искусственные условия для освобождения В. от уголовной ответственности.

В конце концов дело было направлено в суд.

В суде после состоявшегося судебного следствия адвокаты заявили два ходатайства. Защитник подсудимого – о прекращении уголовного преследования в связи с истечением сроков привлечения к уголовной ответственности. Я как представитель потерпевшего, не согласившись с квалификацией преступного деяния, – о возвращении дела прокурору на основании п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК.

В своем ходатайстве я пояснил, что в соответствии с п. 6 ч. 1 ст.

237 УПК судья по ходатайству стороны возвращает дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном акте, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанного лица как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

По смыслу закона основанием для возвращения дела прокурору являются существенные нарушения УПК, допущенные на досудебной стадии производства по делу, не устранимые в ходе судебного разбирательства, в силу которых исключается возможность вынесения судом приговора.

Я обратил внимание суда также на Постановление КС от 8 декабря 2003 г. № 18-П, а именно – на содержание ст.

215, 220, 221, 225, 226 УПК, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия по делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов.

Из этого следует, что если на стадии дознания допущены нарушения УПК, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями Кодекса. Таких нарушений, по моему мнению, в данном деле было достаточно.

Кроме того, я указал, что согласно ст. 73 УПК обстоятельствами, подлежащими доказыванию при производстве по уголовному делу, являются среди прочих событие преступления, время, место, способ и другие обстоятельства его совершения, а также характер и размер вреда, причиненного преступлением. В данном деле упомянутые обстоятельства были установлены и оценены не в полном объеме.

В ходатайстве о возвращении дела прокурору я сослался и на правовую позицию Верховного Суда РФ, изложенную в Постановлении Пленума от 15 ноября 2007 г.

№ 45, согласно которой под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека, которые совершены без повода или с использованием незначительного повода (хулиганские побуждения при совершении преступного деяния, предусмотренного ст. 112 УК, являются квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 112 Кодекса). В названном постановлении отмечено также, что при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства.

Явное неуважение к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит установить, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу. В рассматриваемом деле В.

частично сорвал с себя одежду, демонстрируя обнаженное тело в качестве доминанты, побои несовершеннолетнему он наносил в общественном месте – на детской площадке открытого типа у магазина в садовом обществе, в присутствии несовершеннолетних, включая не достигших 16-летнего возраста, в том числе девочек.

Поэтому у органа уголовного преследования были, на мой взгляд, все основания усмотреть в действиях обвиняемого хулиганские побуждения. Но вместо этого дознаватель уклонился не только от оценки данных обстоятельств, но и от упоминания об этом.

Кроме того, как отмечалось в ходатайстве, суду необходимо достоверно установить наличие у лица прямого умысла, направленного на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу. В том, что В.

наряду с умыслом причинить вред здоровью Х.

имел умысел на запугивание присутствующих и постановку себя в господствующее положение методами, подлежащими осуждению не только моральными критиками, но и теоретиками уголовного права, у дознавателя, по моему мнению, не должно было остаться сомнений.

В итоге суд, согласившись с доводами ходатайства, постановил, что органы дознания не оценили, повлекли ли действия обвиняемого грубое нарушение общественного порядка, общепризнанных норм и правил поведения в обществе, безопасности в публичных местах; не нарушили ли они спокойствие неопределенно большого круга лиц, нормальные условия жизни и деятельности граждан; усматриваются ли в поведении подсудимого признаки явного неуважения к обществу, можно ли констатировать противопоставление со стороны В. себя обществу, а также демонстрацию собственной исключительности (демонстративное снятие с себя одежды перед избиением потерпевшего) с целью причинения телесных повреждений потерпевшему из хулиганских побуждений, а не по мотиву личной неприязни.

Читайте также:  Ммм-2011: я перевела на номер счёта руководителя десятник 130 000 рублей под 40% в месяц как мне

Суд постановил, что доводы представителя потерпевшего, изложенные в ходатайстве о возвращении дела прокурору, в части несоответствия квалификации действий подсудимого и необходимости переквалификации по более тяжкому составу заслуживают внимания и нуждаются в тщательной проверке и надлежащей оценке со стадии предварительного расследования.

Как указано в постановлении, обстоятельства, установленные в судебном заседании, не могут быть восполнены при рассмотрении уголовного дела, так как это отразится на всесторонности и объективности при принятии окончательного решения, поскольку согласно ч. 3 ст. 15 УПК суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных прав и обязанностей.

Таким образом, как заключил суд, по делу имеются препятствия для его рассмотрения, предусмотренные п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК, влекущие возвращение уголовного дела прокурору с целью их устранения.

Этим же постановлением ходатайство защитника подсудимого о прекращении уголовного дела суд признал преждевременным и оставил без рассмотрения на основании возвращения дела прокурору.

Было в этом деле еще одно примечательное событие, отраженное в постановлении суда.

Гособвинитель, помощник прокурора Новосибирского района Новосибирской области, возражала против удовлетворения ходатайства представителя потерпевшего о возвращении дела прокурору, мотивируя тем, что предварительное расследование проведено в полном объеме, а действиям обвиняемого дана верная юридическая оценка. В связи с этим она просила суд удовлетворить ходатайство защитника подсудимого и прекратить уголовное преследование В. в связи с истечением срока давности.

Постановлением мирового судьи от 15 сентября уголовное дело было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Такие судебные акты встречаешь с удовлетворением не только потому, что суд прислушался к доводам адвоката потерпевшего вопреки доводам гособвинителя, но и в связи с тем, что подобные решения требуют высокой судейской самоидентификации, непредвзятости и беспристрастности.

Как снизить срок уголовного наказания? Советы адвоката

  • Снизить срок уголовного наказания или получить наименее строгий вид наказания — такую цель большинство клиентов ставят перед адвокатом.
  • На забывайте подписаться на мой YouTube — канал!
  • Согласно уголовному закону, при назначении наказания учитываются:
  • характер и степень общественной опасности преступления;
  • личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
  • влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В тоже время, существует еще значительное количество инструментов, которые могут помочь снизить срок уголовного наказания, в том числе:

  • изменение квалификации деяния;
  • рассмотрение дела в особом порядке судопроизводства;
  • назначение наказания ниже низшего предела;
  • изменение категории преступлений;
  • вердикт присяжных о снисхождении.

В настоящей публикации я расскажу об известных способах снижения вида и размера уголовного наказания.

Смягчающие обстоятельства — классический способ снизить срок уголовного наказания

Наличие в уголовном законодательстве понятия смягчающих обстоятельств известно даже людям, абсолютно не связанным с правоохранительной системой.

Статьей 61 Уголовного кодекса РФ предусмотрены следующие виды смягчающих обстоятельства:

  • совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;
  • несовершеннолетие виновного;
  • беременность;
  • наличие малолетних детей у виновного;
  • совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;
  • совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;
  • совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;
  • противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;
  • явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;
  • оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия,
  • направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.
  1. При наличии одного из двух последних категорий смягчающих обстоятельств, размер наказания не может превышать 2/3 от максимального размера наказания, а влияние остальных смягчающих обстоятельств на размер наказания отнесено к усмотрению суда.
  2. Перечень смягчающих обстоятельств является открытым и это означает, что суд вправе учитывать любые заслуживающие внимания обстоятельства совершения преступления и положительно характеризующие подсудимого, не предусмотренные законом.
  3. К таковым могут, в частности, относиться данные о семейном и имущественном положении совершившего преступление лица, состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении нетрудоспособных лиц (супруги, родителей, других близких родственников).

Особый порядок судопроизводства

Особый порядок судопроизводства позволяет снизить размер уголовного наказания до 2/3 от максимального размера наказания.

Примечание: подробнее об особом порядке судопроизводства вы можете прочитать в отдельной публикации

При этом, необходимо учитывать, что на практике, максимальный размер наказания назначается крайне редко, но суды более благосклонно относятся к подсудимым, чьи дела рассматриваются в особом порядке и чаще всего назначают наказание, близкое к минимальному.

На моей практике, реальное лишение свободы, по делам, рассматриваемым в особом порядке, назначалось лишь при отсутствии юридической возможности назначить менее строгое наказание (например, при совершении тяжкого преступления в период условного осуждения).

Примечание: В одном из дел, мой подзащитный обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Уголовное дело было рассмотрено в особом порядке судопроизводства и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 10.000 рублей.

При этом, минимально возможный размер уголовного наказания в виде штрафа составляет 5.000 рублей.

Переквалификация деяния на менее тяжкое

Переквалификация является одним из наиболее эффективных способов изменения вида и снижения размера наказания, однако требует отличных знаний уголовного закона и практики его применения.

Кроме того, переквалифицировать деяние на менее тяжкое возможно исключительно при наличии соответствующих фактических обстоятельств.

Пример: В одном деле, мой подзащитный обвинялся в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, т.е. в совершении разбоя, совершенного с использованием предметов в качестве оружия, за совершение которого предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы.

https://www.youtube.com/watch?v=cFYT7W9DFqA

В ходе рассмотрения дела, квалификация его действий была изменения на ч. 1 ст. 116 УК РФ, ч. 1 ст. 158 УК РФ по которым назначено наказание в виде 10 месяцев исправительных работ условно.

Наказание ниже низшего предела

  • По общему правилу, суд назначает уголовное наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей уголовного кодекса.
  • В тоже время, при наличии исключительных обстоятельств, суд вправе назначить наказание ниже низшего предела предусмотренного соответствующей статьей УК РФ или назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей (статья 64 УК РФ).
  • В качестве таких исключительных обстоятельств может быть признано как отдельное смягчающее обстоятельство, так и их совокупность.
  • Как правило, такие обстоятельства связаны с ролью подсудимого, его мотивами, поведением во время и после совершения преступления.

Примечание: В одном деле, я защищал несовершеннолетнего, обвиняемого по ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Пределы наказания — от 10 до 20 лет лишения свободы со штрафом до 1.000.000 рублей.

Суд применил указанную норму и назначил наказание в виде лишения свободы сроком 4 года со штрафом 35 тысяч рублей.

При этом, суд признал исключительной совокупность смягчающих обстоятельств – несовершеннолетие подсудимого, отсутствие судимости, условия воспитания (без попечения родителей), тяжелое материальное положение, чистосердечное раскаяние, активное способствование расследованию, а также отсутствие сведений о том, что подсудимый состоит на учете у нарколога или психиатра.

Несмотря на то, что закон прямо не запрещает применение указанной нормы закона при наличии отягчающих обстоятельств, однако на практике на такое рассчитывать не следует.

Изменение категории преступления

  1. Уголовный закон подразделяет преступления на 4 категории в зависимости от формы вины, максимального вида и размера наказания: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие;
  2. Категория преступления, учитывается при назначении наказания, выборе вида и режима исправительного учреждения, а также при рассмотрении вопроса об отмене условного осуждения.
  3. При изменении категории преступления, суд учитывает фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности (статья 15 УК РФ).
  4. При этом, наличие отягчающих обстоятельства исключает изменение категории преступления.
  5. Фактически, следует признать, что изменение категории преступления работает примерно по тем же правилам, что и назначение наказания ниже низшего предела, однако влечет несколько другие последствия.

Нужно учитывать, что суд вправе снизить категории преступления не более чем на одну. То есть не получится тяжкое преступление превратить в преступления небольшой тяжести, максимум в преступление средней тяжести.

Пример: Совершение тяжкого преступления в период условного осуждения влечет безусловную отмену условного осуждения и назначение наказания в виде реального лишения свободы.

Снижение категории преступления с тяжкого до средней тяжести позволяет сохранить условное осуждение.

Досудебное соглашение о сотрудничестве

  • Досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено по ходатайству обвиняемого, представленному следователю.
  • В этом ходатайстве обвиняемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.
  • Как правило, заключение досудебных соглашения, характерно для уголовных дел, совершенных в соучастии или условиях неочевидности.
  • При наличии досудебного соглашения о сотрудничестве, размер наказания не может превышать половины максимального размера наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ (статья 62 УК РФ).

Вердикт присяжных о снисхождении

Если уголовное дело рассматривается с участием присяжных заседателей, то они, в случае признания подсудимого виновным, вправе признать его заслуживающим снисхождения.

Примечание: Вы можете ознакомиться с общими правилами рассмотрения дела с участием присяжных заседателей в отдельной публикации, а также изучить вопрос о том, какое наказание может быть назначено за неявку присяжного заседателя по вызову суда и узнать размер вознаграждения присяжного заседателя

  1. Закон не устанавливает условий и оснований для признания подсудимого заслуживающим снисхождения и признание такого обстоятельства целиком и полностью зависит от усмотрения присяжных заседателей.
  2. В этом случае, размер наказания не может превышать 2/3 максимального размера наказания предусмотренного соответствующей статьей УК РФ, а отягчающие обстоятельства не учитываются (статья 65 УК РФ).
  3. Указанное обстоятельство, может быть в дальнейшем применено для получения решения о назначении наказания ниже низшего предела или снижения категории преступления.

Таким образом, уголовный закон предоставляет значительные возможности для того чтобы снизить срок уголовного наказания, однако нужно уметь ими пользоваться. поскольку практически каждая процедура требует значительных познаний в сфере уголовного и уголовно-процессуального права.

Следует поручить ведение своего дела опытному адвокату по уголовным делам, который поможет вам разобраться со всеми тонкостями действующего законодательства.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *