Нужна операция заключенному. Что делать?

справка

Нужна операция заключенному. Что делать?

В статье даём ответы на самые частые вопросы о медицинской помощи лицам, содержащимся под стражей в помещениях следственных изоляторов — СИЗО. 

Как получить необходимую медицинскую помощь?

Можно обратиться к медработнику во время обхода камер, а также к сотруднику дежурной смены СИЗО.

При наличии медицинских показаний лиц, нуждающихся в помощи, сотрудники СИЗО выводят в медицинскую часть (здравпункт) или медицинский кабинет.

Экстренная помощь работниками медорганизации УИС оказывается безотлагательно. При необходимости, ими вызывается бригада скорой медицинской помощи.

Пустят ли в СИЗО врача?

  • Оказание медицинской помощи в организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также приглашение оттуда для консультаций врачей-специалистов осуществляется при невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях УИС и при наличии договора, заключенного в соответствии с законодательством:
  • а) если в учреждении УИС отсутствует врач-специалист соответствующего профиля или квалификации, нет оборудования или условий для оказания необходимого объема медицинской помощи;
  • б) если возникает ситуация, в которой отсрочка в оказании медпомощи, в том числе связанная с ожиданием транспортировки больного в другое учреждение УИС, может повлечь за собой ухудшение его состояния, угрозу жизни и здоровью.
  • ????  Порядок осуществления прогулок в СИЗО и в каких случаях можно не пойти?

Как получить наркологическую, психиатрическую, хирургическую, стоматологическую помощь?

На базе СИЗО организуются здравпункты, медицинские части и больницы, оказывающие первичную и первичную специализированную медпомощь, включая наркологическую, психиатрическую, хирургическую и стоматологическую.

При невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях УИС лица, заключенные под стражу или отбывающие наказание в виде лишения свободы, имеют право на оказание медицинской помощи в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также на приглашение для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций. При подозрении на наличие у заключенного психического расстройства и расстройства поведения его осматривает врач-психиатр. При обострении (декомпенсации) психического расстройства заключенный направляется в специализированную больницу медицинской организации УИС или медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Если психическое состояние заключенного представляет непосредственную опасность для него самого или окружающих, медпомощь оказывается врачом-психиатром УИС или медицинской организации УИС до прибытия бригады скорой медицинской помощи или госпитализации указанного выше лица в специализированную больницу или медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях

Обязаны ли сотрудники при необходимости вызвать скорую медицинскую помощь?

Вызов в учреждение УИС бригады скорой медицинской помощи в часы, когда режимом работы медицинской части (здравпункта) не предусмотрено нахождение в ней медицинских работников, осуществляется дежурным помощником начальника СИЗО.

Скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь оказывается лицам, лишенным свободы, в экстренной и неотложной форме как в медицинских организациях, так и вне медицинских организаций с учетом соблюдения установленных требований к срокам ее оказания. Решение о вызове бригады скорой медицинской помощи принимает медработник учреждения УИС, а в его отсутствие – руководитель этого учреждения или уполномоченное им должностное лицо.

????  Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания

При каких заболеваниях запрещено заключать человека под стражу?

Мера пресечения в виде заключения под стражу изменяется на более мягкую при выявлении у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования.

Перечень таких заболеваний, а также порядок медицинского освидетельствования подозреваемых и обвиняемых, как и форма медицинского заключения, утверждены постановлением Правительства РФ от 14.01.

2011 № 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» (вместе с «Правилами медицинского освидетельствования подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений»).

Решение об изменении меры пресечения принимается дознавателем, следователем или судом, в производстве которых находится уголовное дело, не позднее 3 суток со дня поступления к ним из мест содержания под стражей копии медицинского заключения.

Нужна операция заключенному. Что делать?

Можно ли держать при себе в камере лекарственные препараты?

  1. Выдача лекарств, в том числе полученных в передачах на имя подозреваемых и обвиняемых, осуществляется по назначению лечащего врача в установленных дозах и количествах индивидуально, в соответствии с медицинскими показаниями и записями в медицинской карте больного.

  2. Запрещается принимать лекарственные препараты без предписания врача СИЗО, иметь их в камере больше, чем на один день, за исключением случаев, когда имеется иное предписание врача СИЗО.
  3. Лекарства, назначенные врачом, могут быть переданы заключенным в передачах и посылках.

Они указываются в медкарте пациента и в журнале учета лекарственных препаратов и медицинских изделий, поступающих в передачах или посылках.

По окончании курса лечения в этом журнале делается запись о получении препарата, заверенная подписями медицинского работника и заключенного.

Могут ли здоровые содержаться в одной камере с ВИЧ-инфицированными, больными туберкулезом, сифилисом?

Больные инфекционными заболеваниями или нуждающиеся в особом медицинском уходе и наблюдении содержатся отдельно от других подозреваемых и обвиняемых (за исключением больных ВИЧ-инфекцией, которые содержатся в учреждениях УИС на общих основаниях).

При выявлении инфекционного больного или подозрения на инфекционное заболевание (туберкулез, сифилис и др.) проводятся противоэпидемиологические мероприятия: изоляция больного с последующей его госпитализацией в лечебное учреждение, проведение заключительной дезинфекции, организация противоэпидемических мероприятий среди контактных лиц.

Если по медицинским показаниям осужденному нужна операция, которую не могут провести у них в учреждении, возможно ли вывести его в другую клинику?

Доброе утро. Если по медицинским показаниям осужденному нужна операция, которую не могут провести у них в учреждении, возможно ли вывести его в другую клинику?

Нужна операция заключенному. Что делать?

Адвокат Антонов А.П.

Добрый день!

Согласно п.п.

34-40 Порядка организации оказания медицинской помощи лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание
‎в виде лишения свободы, осужденные, при поступлении в учреждения УИС, незамедлительно осматриваются медицинским работником с целью выявления лиц, представляющих эпидемическую опасность для окружающих, определения нуждающихся в экстренной или неотложной медицинской помощи, с обязательным проведением телесного осмотра, термометрии, антропометрии.
Осужденным, прибывающим в колонии-поселения из зала суда, с целью выявления туберкулеза, ВИЧ-инфекции, инфекций, передающихся половым путем, и других заболеваний проводятся флюорографическое (рентгенологическое) и лабораторные обследования. При наличии показаний назначаются дополнительные обследования и консультации врачей-специалистов с учетом сроков ожидания медицинской помощи, предусмотренных программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.
В период содержания осужденного в учреждении УИС осуществляется динамическое наблюдение за состоянием его здоровья, включающее ежегодное лабораторное обследование (общий анализ крови, мочи), осмотр врача-терапевта (фельдшера), которые проводятся один раз в год, а также флюорографическое (рентгенологическое) обследование, которое проводится не реже одного раза в шесть месяцев.
Осужденным при камерном содержании в учреждении УИС, а также несовершеннолетним осужденным лабораторное обследование (общий анализ крови, мочи) и осмотр врача-терапевта (фельдшера) проводятся два раза в год. При наличии показаний назначаются дополнительные обследования и консультации врачей-специалистов.
Профилактические медицинские осмотры и диспансерное наблюдение осужденных осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации в сфере здравоохранения .
Прибытие осужденных для профилактического медицинского осмотра в медицинскую часть (здравпункт) организует администрация исправительного учреждения.
Медицинская помощь в амбулаторных условиях осужденным оказывается в соответствии с режимом работы медицинской части (здравпункта) с учетом сроков ожидания медицинской помощи, предусмотренных программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.
В учреждении УИС начальник отряда ведет журнал предварительной записи на амбулаторный прием (приложение № 9). Перед началом амбулаторного приема начальник отряда передает журнал предварительной записи на амбулаторный прием в медицинскую часть (здравпункт). Медицинским работником после амбулаторного приема журнал предварительной записи на амбулаторный прием возвращается начальнику отряда.
Медицинская помощь в неотложной или экстренной форме оказывается без предварительной записи.
В исправительных колониях общего, строгого, особого режима
‎и тюрьмах осужденные прибывают на прием к медицинскому работнику или для выполнения процедур в сопровождении сотрудников учреждения УИС
‎с соблюдением установленных в указанных учреждениях УИС режимных требований.
В случае нетрудоспособности у осужденного, привлеченного к оплачиваемому труду, медицинским работником оформляется листок нетрудоспособности.
При переводе осужденного в другое учреждение УИС для оказания медицинской помощи в медицинской организации УИС (филиале медицинской организации УИС) или медицинской организацию государственной и муниципальной систем здравоохранения листок нетрудоспособности передается медицинским работником вместе с медицинской документацией, с соответствующей отметкой о сроках очередного продления в справке по личному делу.
При следовании транзитом листок нетрудоспособности продлевается в медицинской части (здравпункте), осуществляющей медицинское обеспечение учреждения УИС, через которое следует осужденный.

Таким образом, осужденный должен быть переведен для оказания медицинской помощи в другое учреждение.

Оказание осужденным лицам медицинских услуг за плату

Зарипова М., эксперт журнала

Нужна операция заключенному. Что делать?

Вопрос:

Как отразить операции по оказанию платных медицинских услуг лицам, осужденным к лишению свободы, находящимся в исправительном учреждении (ИУ)?

В силу п.

123 Правил № 295[1] лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь оказывается лицам, осужденным к лишению свободы, в соответствии с Федеральным законом от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и уголовно-исполнительным законодательством РФ.

Непосредственно в ИУ осуществляются:

  • медицинское обследование и наблюдение осужденных в целях профилактики заболеваний;
  • диспансерный учет;
  • наблюдение и лечение, а также определение трудоспособности осужденных.

При невозможности оказания медицинской помощи в ИУ осужденные имеют право на предоставление медицинской помощи в медицинских организациях государственной (муниципальной) системы здравоохранения, а также на приглашение для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций. Под невозможностью оказания медицинской помощи в ИУ понимаются:

  • отсутствие в ИУ врача-специалиста соответствующего профиля или квалификации, оборудования, условий оказания необходимого объема медицинской помощи;
  • ситуация, при которой отсрочка на определенное время в оказании медицинской помощи, в том числе связанная с ожиданием транспортировки больного в другое ИУ, может повлечь ухудшение его состояния, угрозу жизни и здоровью.

Кроме того, как следует из п. 129 Правил № 295, осужденные могут получать дополнительную лечебно-профилактическую помощь, оплачиваемую за счет собственных средств. Такие медицинские услуги предоставляются специалистами медицинских организаций государственной или муниципальной системы здравоохранения в условиях лечебно-профилактических учреждений или лечебных исправительных учреждений УИС.

Порядок определения цен на медицинские услуги установлен Приказом ФСИН РФ от 11.07.2013 № 401.

В случае, когда необходимую медицинскую услугу в указанных условиях предоставить невозможно, она по заключению лечащего врача ИУ может быть оказана в соответствующем учреждении здравоохранения.

В силу п.

130, 131 Правил № 295 для этого осужденный обращается к начальнику ИУ с соответствующим заявлением, где указывает вид дополнительной лечебно-профилактической помощи, которую он хотел бы получить.

Заявление рассматривается в трехдневный срок, и определяется время прибытия медицинского специалиста. По прибытии специалиста устанавливается наличие у него права на занятие медицинской деятельностью.

Вид дополнительной лечебно-профилактической помощи и ее объем фиксируются в медицинской карте осужденного.

Читайте также:  Имею ли право, не менять смартфон?

Оплата дополнительной лечебно-профилактической помощи осуществляется путем перевода денег с лицевого счета осужденного в адрес медицинского учреждения либо медицинского специалиста, ее оказавшего (п. 131 Правил № 295).

Пример 1

Казенное медицинское учреждение УИС оказало платные медицинские услуги осужденному на основании его заявления. Общая сумма оказанных стоматологических услуг составила 6 800 руб. Учреждение наделено отдельными полномочиями администратора доходов по начислению и учету платежей в бюджет.

В соответствии с Указаниями № 65н[2] (в редакции Приказа Минфина РФ от 27.12.2017 № 255н) доходы от оказания платных услуг отражаются по подстатье 131 «Доходы от оказания платных услуг, работ» КОСГУ.

Тюремная медицина: людей доводят до неизлечимого состояния — Милосердие.ru

«Как-то в больнице “Матросской тишины” мы говорили с человеком, которому жить-то осталось, условно говоря, месяца два-три. Он хотел умереть дома, но его приговор находился на обжаловании, – рассказал “Милосердию.

ru” Вадим Горшенин, председатель Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) города Москвы. – Если бы приговор признали законным, его бы освободили.

И если бы он все еще был подследственным, его бы тоже освободили».

«Есть два постановления правительства об освобождении тяжелобольных граждан, – объяснил он. – Одно постановление посвящено тем, в отношении кого ведется следствие, второе – тем, чей приговор уже вступил в законную силу.

Но в СИЗО есть достаточно большое количество людей, которые находятся «между» этими двумя документами.

Если бы было только одно постановление, где говорилось бы о всех людях, которые находятся в пенитенциарной системе, наверное, таких проблем бы не было».

Одна подпись на всех

Как развиваются события, если человек заболел в тюрьме? Сперва нужно написать заявку. В учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) есть специальные книги учета просьб о медицинской помощи, составленные по форме, утвержденной Минюстом. Однако проверить, действительно ли больному помогли, довольно сложно.

«Были случаи, когда мы проверяли эти книги, и там под всеми обращениями стояла одна и та же подпись, – говорит Вадим Горшенин. – Там есть графа, где заключенные должны расписываться в том, что они получили медицинскую помощь. Но вместо заключенных в этих книгах расписывался врач».

Если болит зуб, его просто вырвут

«Больше всего жалоб на стоматологию, – рассказывает Игорь Романов, секретарь ОНК Псковской области. – У нас пять колоний в регионе. Например, в Крюках (исправительная колония № 2) полгода назад подали заявку в Санкт-Петербург на материал для пломб, и до сих пор ждут. Поэтому врач либо просто осматривает зубы, либо вырывает их. Другого лечения нет.

Инструментов тоже не хватает. Раньше случалось, что на всю исправительную колонию был только один набор.

Заключенных принимали по очереди, и врач не успевал дезинфицировать инструменты. Многие отказывались лечить зубы после других. Сейчас у стоматологов бывает все-таки по два набора».

Если есть гипертония, это надо доказать

Нужна операция заключенному. Что делать?В тюремной больнице. Саратов. Юрий Тутов/ТАСС

В тюрьме обостряются все хронические заболевания. «Когда человек попадает в места лишения свободы, это большой стресс. Человек не выдерживает всего этого – допросы, следствие, суд. Его жизнь совершенно меняется, когда он туда попадает, и это травмирующая ситуация, которая плохо сказывается на здоровье», – отмечает старший священник Храма Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме протоиерей Константин Кобелев.

Однако продолжить лечение, назначенное ранее, иногда невозможно. «Человек с гипертонией третьей степени и целым букетом других заболеваний. До помещения в СИЗО он лечился в частных поликлиниках, там ему поставили диагноз. Но данные из его медкарты не входят в общую систему электронного оборота медкарт в Москве.

Для того, чтобы подтвердить его заболевание через государственные клиники, ему нужно пройти полное обследование. В СИЗО такие вещи делают, но это потребует длительного времени и огромных затрат.

А человек нуждается в лечении», – рассказал случай из своей практики Вадим Горшенин.

«Мы уже полгода ставим вопрос о том, чтобы медсанчасть УФСИН Москвы включили в электронную систему медицинских карт», – продолжил он. Сейчас врачи медсанчасти не могут получить эту информацию, даже если пациент лечился в государственных поликлиниках и больницах. Выписку из истории болезни не дают никому, кроме самого пациента, который находится в тюрьме и прийти за ней не может.

«Сыну оказывают помощь, но вылечить не могут»

Далеко не все заболевания можно лечить в условиях СИЗО или колонии. Например, в июне 2017 года в Москве в Боткинской больнице умер подсудимый Денис Морозов, экс-председатель правления банка «Огни Москвы». У него была болезнь Виллебранда-Диана, связанная со свертываемостью крови, при которой постоянно нужно вводить препараты плазмы. В СИЗО переливание крови ему ни разу не делали.

Право осужденных на освобождение по болезни конкретизировано

Правительство опубликовало Постановление о внесении изменений в Постановление от 6 февраля 2004 г.

№ 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью».

Теперь в документ включены правила направления на медосвидетельствование осужденных, ходатайствующих об освобождении (представляемых к освобождению) от отбывания наказания в связи с болезнью.

Указывается, что основанием для направления на медицинское освидетельствование является обращение осужденного, у которого наступило психическое расстройство, препятствующее отбыванию наказания, либо его законного представителя, а также осужденного, заболевшего иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, в суд с ходатайством об освобождении от дальнейшего отбывания наказания. Также основанием является подготовка начальником учреждения или органа, исполняющего наказания, представления об освобождении осужденного в связи с наступлением психического расстройства или иной тяжелой болезнью.

Отмечается, что начальник учреждения или органа, исполняющего наказания, запрашивает в медицинских организациях УИС медицинские документы, отражающие состояние здоровья осужденного, наличие у него заболевания, включенного в перечень препятствующих отбыванию наказания. Не позднее рабочего дня, следующего за днем получения документов, он должен направить их в медицинскую организацию УИС для проведения медосвидетельствования осужденного. Документы могут представить также сам осужденный или его законный представитель.

Владимир Путин подписал закон, уточняющий порядок освобождения тяжелобольных заключенныхТеперь администрация пенитенциарного учреждения может обратиться в суд с представлением об освобождении осужденного в связи с его тяжелой болезнью

Поправки внесены и в Правила медицинского освидетельствования осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью. Конкретизируется, что они определяют порядок медосвидетельствования не только осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания, но и ходатайствующих об освобождении в связи с болезнью.

Отмечается, что для проведения консультаций по вопросам медицинского освидетельствования осужденного могут привлекаться врачи-специалисты из медицинских организаций государственной или муниципальной системы здравоохранения в соответствии с законодательством РФ в сфере охраны здоровья граждан.

Согласно изменениям врачебная комиссия в течение 10 рабочих дней со дня поступления направления на медосвидетельствование и приложенных к нему документов принимает решение о дате, времени, месте и условиях его проведения (в стационаре или амбулаторно).

В течение дня, следующего за днем принятия решения, врачебная комиссия должна проинформировать об этом начальника учреждения или органа, исполняющего наказания. Медосвидетельствование проводится в период до 10 рабочих дней с указанной даты.

При необходимости получения дополнительных сведений о состоянии здоровья осужденного, а также проведения дополнительного его обследования срок проведения медицинского освидетельствования может быть продлен, но не более чем на месяц.

Указывается, что при поступлении в учреждение, исполняющее наказания, решения врачебной комиссии начальник этого учреждения в течение рабочего дня, следующего за днем его получения, уведомляет осужденного или его законного представителя, адвоката (с письменного согласия осужденного или его законного представителя) о дате, времени и месте проведения медицинского освидетельствования.

Подчеркивается, что необходимым условием проведения медосвидетельствования является данное осужденным или его законным представителем добровольное согласие на него на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о методах медосмотра и медицинских исследований, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, а также о его последствиях. При этом проведение медосвидетельствования без добровольного согласия допускается в случаях, установленных законодательством РФ в сфере охраны здоровья граждан.

Теперь осужденный может отказаться пройти дополнительное обследование, рекомендованное врачебной комиссией, или получить дополнительные сведения о состоянии здоровья из других медицинских организаций.

В этом случае проведение медицинского освидетельствования прекращается. Указывается, что в протоколе врачебной комиссии должно отражаться особое мнение членов комиссии, не согласных с принятым решением.

Об ознакомлении с решением врачебной комиссии в журнале регистрации медицинских освидетельствований осужденных составляется запись, удостоверяемая подписями осужденного, его законного представителя или его адвоката и членов врачебной комиссии.

Отмечается, что в течение 3 рабочих дней со дня принятия решения врачебной комиссии медицинской организацией УИС оформляется заключение, содержащее обоснованный вывод о наличии или отсутствии у осужденного заболевания, препятствующего отбыванию наказания.

В заключении отражаются отказ осужденного от проведения медосвидетельствования, медицинского вмешательства, отказ пройти дополнительное обследование, рекомендованное врачебной комиссией, или отказ осужденного выразить согласие на получение дополнительных сведений о состоянии здоровья из других медицинских организаций, а также имевшие место случаи несоблюдения осужденным режима лечения. Копия заключения выдается осужденному или его законному представителю не позднее одного рабочего дня после его вынесения, а также по письменному заявлению указанных лиц направляется его адвокату.

В комментарии «АГ» адвокат, управляющий партнер АБ FORTIS Вячеслав Земчихин отметил, что принятые изменения в правила и порядок медицинского освидетельствования заключенных не могут не радовать. По его мнению, самое важное нововведение – это установление сроков проведения процедуры медицинского освидетельствования.

«Сроки определены отдельно как для начальника учреждения, который запускает процедуру, так и непосредственно для медицинской комиссии. Это позволит персонализировать ответственность за нарушение процедуры.

Теперь осужденным не придется годами добиваться освидетельствования и ждать законного освобождения, ведь, как правило, заболевания, включенные в список, имеют стадию терминальных», – подчеркнул он.

В то же время Вячеслав Земчихин заметил, что одновременно с поправками возникает и ряд проблем. Во-первых, указал адвокат, это полная неопределенность по процедуре обжалования акта освидетельствования, а во-вторых, готовность системы ФСИН.

«Эти поправки могут коснуться до 20 тыс. осужденных, которые практически одновременно запустят в работу свои процедуры.

Справится ли система ФСИН в рамках столь сжатых сроков с таким объемом работы? Должна быть проделана огромная работа», – заключил он.

Директор юридического бюро FACTUM Оксана Труфанова отметила, что данное постановление призвано облегчить жизнь тяжелобольным, их представителям и адвокатам и осложнить ее сотрудникам ФСИН. Эксперт посчитала, что в какой-то степени его можно даже назвать революционным.

«Во-первых, оно действительно призвано обеспечить право тяжелобольных заключенных на то, чтобы лечиться на свободе (а, как мы знаем, в тюремных больницах ФСИН – кадровый голод на узких специалистов), и, как это ни жестоко звучит, право умирать на свободе.

Читайте также:  Какие единовременные пособия во время беременности положены моей безработной жене?

Наше волонтерское движение помощи тяжелобольным заключенным “Обреченные умирать в неволе” давно борется именно за эти права.

Во-вторых, если постановление будет исполняться сотрудниками ФСИН, то и количество обращений в ЕСПЧ по Правилу 39 Регламента, в частности по неоказанию медпомощи тяжелобольным заключенным, значительно снизится», – указала Оксана Труфанова.

Кроме того, она посчитала, что у врачебной комиссии ФСИН будет меньше способов препятствовать тяжелобольным в освобождении по болезни и, по сути, подменять собой суд (т.е. решать, кто уйдет домой, кто будет лечиться на свободе, а кто останется в местах лишения свободы), поскольку п. 10 обязывает вносить в протокол особое мнение несогласных членов комиссии.

Оксана Труфанова также заметила, что постановление приведено в соответствие с Законом об основах здоровья граждан в части ознакомления с медицинской документацией. «Теперь препятствий в получении копий медкарт больше не будет», – заключила она.

Что делать если вы заболели в колонии?

Серьезно озаботиться своим будущим здоровьем следует каждому подвергшемуся уголовному преследованию, если по инкриминируемой статье может грозить лишение свободы. Хорошо, если этого не произойдет, но всегда лучше перестраховаться, тем более что по ту сторону решетки медицины почти нет.

Прежде всего следует обеспечить доступ к медицинским документам людям, которым вы доверяете: родственникам, друзьям, адвокатам (защитникам). Информация о состоянии здоровья составляет врачебную тайну (ст.

13 ФЗ “Об охране здоровья граждан”), и без согласия гражданина не может быть выдана третьим лицам.

Поэтому если со здоровьем подследственного или осужденного случается какая-то проблема, важно чтобы у того, кто будет писать ходатайства о допуске врача или об организации обследования были бы на руках доказательства болезни.

Заявление о допуске к персональным данным адвоката или родственника лучше нотариально заверить: по закону “О персональных данных” (ст. 9 ФЗ “О персональных данных”)должно хватить простого письменного заявления, но на практике начальники СИЗО и колоний нередко требуют печать нотариуса.

Если подследственный или осужденный уже лишен свободы, а нотариально заверенного заявления нет, то можно сначала попробовать написать заявление от руки, сославшись на упомянутую выше норму, а уж если оно не удовлетворит тюремное начальство, требовать через адвоката допуска нотариуса  —  обязательно в письменном виде, чтобы в маловероятном случае отказа это тут же обжаловать.

Если у подследственного или осужденного есть хронические болезни, то существует большая вероятность их обострения в тюрьме, поэтому если есть такая возможность, то еще находясь на свободе лучше обойти специалистов и собрать выписки из медицинских учреждений, подтверждающие диагноз, а также рекомендации ведущих специалистов по лечению, включая случаи обострения заболевания. Потом на основании этих выписок можно будет требовать от исправительного учреждения определенного лечения или жаловаться на его отсутствие и требовать допуска гражданского врача, и все это будет подкреплено документами.

Важно знать, что по закону “Об основах охраны здоровья граждан в РФ” (ст 26 ФЗ “Об основах охраны здоровья…

”) содержащиеся в местах лишения свободы граждане имеют право на оказание медицинской помощи, “в том числе в необходимых случаях в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения”.

 Понятно, что организация этапирования заключенного в гражданскую больницу для тюремного начальства — лишние трудности, а потому добиться приема врачом-специалистом за пределами колонии часто очень непросто.

Поэтому в ходатайстве об оказании помощи независимым медицинским специалистом можно предложить начальству колонии выбор: доставить заключенного в районную больницу или пропустить к нему в колонию специалиста из той же районной больницы.  Но для этого придется убедить ФСИНовцев, что осужденный, во-первых, действительно серьезно болен, а во-вторых, необходимая ему помощь не может быть оказана внутри колонии.

Находясь за решеткой, осужденный должен стараться получить письменные доказательства по каждому эпизоду обращения за медицинской помощью и каждому случаю отказа в ее предоставлении. Все это может понадобиться как доказательства ухудшения состояния больного и невозможности его надлежащего лечения в учреждении.

В случае экстренного ухудшения здоровья подследственного или осужденного и невозможности или нежелания исправительного учреждения оказать надлежащую медицинскую помощь, следует жаловаться в самые разные инстанции, причем лучше сразу в несколько: в Управление организации медико-санитарного обеспечения ФСИН, в прокурору по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, Росздравнадзор (в его полномочия входит контроль качества оказания медицинской помощи), членам ОНК, если они активны и независимы в данном регионе, Уполномоченному по правам человека, прессе.

По вопросам, связанным с оказанием правовой помощи тяжелобольным подследственным и осужденным “Русь сидящая” рекомендует обращаться к специалистам “Зоны права” — организации, специализирующейся на правовой защите осужденных в случае неоказание им надлежащей медицинской помощи в учреждениях ФСИН, в том числе представляя их интересы  в ЕСПЧ.

Поделиться ссылкой:

Лечить нельзя отпустить. Кого будут освобождать из зон по болезни

Заключённых, которые тяжело больны, хотят освобождать от наказания по новым правилам. Проект постановления правительства, в котором они перечисляются, сейчас согласовывают Минюст и Минздрав. Как говорится в пояснительной записке, правила будут изменены в «целях гуманизации исполнения уголовных наказаний».

Освободят тех, у кого есть рак с метастазами

У 43-летнего заключённого Алексея Кондрашевского рак левого лёгкого второй стадии. Есть метастазы — в лимфоузлах и горле. Его готовили к операции в исправительной колонии в Брянске. Но неожиданно его перевели в другую исправительную колонию — в Пермский край.

«По прибытии в колонию осуждённый Кондрашевский объяснил, что болен и нуждается в лечении, операции, обезболивающих препаратах. Администрация ему заявила, что им всё равно, и, если ему нужны лекарства, он должен их сам покупать», — сообщается в обращении, которое правозащитники из ГУЛАГу.нет направили директору ФСИН Геннадию Корниенко.

По новым правилам (которые сейчас согласовываются в правительстве), Алексей Кондрашевский мог бы рассчитывать на то, что его освободят и будут лечить уже на свободе.

Документ расширяет список заболеваний, которые позволяют получить освобождение.

Так, по нынешним правилам, человека с раком лёгкого выпускают на свободу, если у него четвёртая стадия болезни. А в новом варианте формулировка звучит так: «различные формы злокачественных образований… при наличии отдалённых метастазов». То есть какая бы ни была стадия, метастазы — новый повод освободить заключенного.  

Ещё одно новое условие для освобождания — все случаи, когда онкобольному нужно «высокоспециализированное лечение (операции, лучевая терапия, химиотерапия)», а в тюрьме или колонии его получить нельзя. 

То есть если ФСИН не может вылечить онкобольного, то должна его отпустить. При этом высокоспециализированное лечение, как пояснил хирург-онколог Константин Титов, нужно каждому онкобольному. 

— Если человека даже на первой стадии рака оставить без такого лечения, то болезнь будет прогрессировать. Это вопрос времени, — сказал врач. 

Освободят заключённых с высоким давлением

Среди других заболеваний, которые добавлены в перечень, — артериальная гипертония (то есть стойкое повышенное давление. — Прим. Лайфа). Человека должны освободить, если проводимое лечение неэффективно и если есть осложнения, «приводящие к значительному ограничению жизнедеятельности». 

К правозащитникам поступила жалоба от известного барда Юрия Устинова, которого обвиняют в педофилии. Ему 70 лет, и он находится в СИЗО Краснодара. Чувствует он себя, как говорится в жалобе, очень плохо. В изоляторе он переболел пневмонией, затем ему сделали операцию по удалению желчного пузыря. 

«08.06.2016 года состояние здоровья Устинова Ю.М.

резко ухудшилось, и так, что последний даже не смог самостоятельно позвать дежурного фельдшера и попросил это сделать сокамерников, – говорится в обращении, которое правозащитники направили руководству ФСИН.

— В настоящее время Устинов Ю.М содержится в общей камере СИЗО с артериальным давлением 200, постоянно лежит, передвигается только до туалета, и то с трудом».

Изменить обвиняемому меру пресечения и отменить арест может суд по ходатайству адвоката. А если Устинова осудят, то по новым правилам его должны будут сразу же освободить. 

Также в новом перечне оказались такие новые основания для освобождения, как туберкулёз мозговых оболочек и недавно проведённая трансплантация печени (если ещё не прошло двух лет после операции). 

Освободить или нет по болезни заключенного — решает комиссия экспертов во время медицинского освидетельствования. В нынешнем варианте правил говорится, что осуждённый направляется на освидетельствование «при наличии у него заболевания, включенного в перечень» (то есть заболевание — это уже факт).

В новом же сказано, что достаточно письменного заявления осуждённого о том, что у него есть такая болезнь.  

Правила не действуют

И по старым, и по новым правилам должны освобождать людей со СПИДом, с хроническими психическими расстройствами, болезнями сердца (с недостаточностью кровообращения третьей степени) и другими заболеваниями. Но эти правила не работают уверяют эксперты 

— Мы сейчас стараемся помочь девушке, которую с четвёртой стадией ВИЧ и гепатитом С осудили, — рассказал руководитель программ фонда борьбы со СПИДом «Шаги» Кирилл Барский. — Ей 35. Её признали виновной в том, что она хранила наркотики без цели сбыта. Мы стараемся ей помочь, поднимаем все медицинские заключения. Но пока безрезультатно.

При этом в тюрьмах люди даже с самыми тяжёлыми заболеваниями часто не получают медицинской помощи. 

36-летний Константин Фаткулин находится в исправительной колонии в Новосибирской области. У него четвёртая стадия ВИЧ, гепатиты В и С. Как сказано в его обращении к правозащитникам, его вообще не лечат. После очередной жалобы его всё же положили в больницу, но лекарства так и не стали давать. 

«В больнице осуждённый был помещён в ШИЗО за то, что позволил себе сидеть на койке в дневное время, — пишут правозащитники руководству ФСИН.

 — По прошествии двух месяцев больной возвращён обратно в ИК-21 на обычные условия содержания, содержится в холодных помещениях со сквозняками, без отопления (с апреля), вдвое уменьшена норма питания, ранее полагающаяся ВИЧ-больным, лечение не получает».

— Гуманизацию я приветствую двумя руками, — говорит председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе. — Понятно, что какие-то негодяи могут получить возможное ослабление наказания. Но тут фундаментальный вопрос: является ли уголовное наказание методом перевоспитания или просто жестокого обращения с людьми? 

По его словам, обычно получается второй вариант. 

— Четыре месяца назад Хамовнический суд постановил арестовать женщину, у которой четвёртая степень онкологического заболевания, — рассказал он. — По закону её нельзя арестовывать. Но ретивый следователь и оперативники настояли, и судья пошёл у них на поводу.

— Не хотят суды больных людей отпускать, держат до последнего, — говорит координатор ГУЛАГу.нет Елена Абдуллаева. — У них всегда есть опасение, что человек вылечится на свободе и снова совершит преступление. 

Как сказано на сайте Судебного департамента при Верховном суде России, в 2015 году было подано 6,8 тысячи ходатайств об освобождении заключённых в связи с болезнью. Из них только 1,5 тысячи было удовлетворено.

Читайте также:  Как могу получить свою долю: у нас частный дом. привотизированная. нас трое дитей у всех семья

Медицина в тюрьме: как выжить

МедНовости поговорили с соучредителем фонда помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая» Алексеем Козловым, который провел в заключении 4 года, и выяснили, что даже здоровый человек в тюрьме заболеет, а лечиться там очень сложно, к тому же следствие по-прежнему использует болезнь как метод добиться признания.

МедНовости поговорили с соучредителем фонда помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая» Алексеем Козловым, который провел в заключении 4 года, и выяснили, что даже здоровый человек в тюрьме заболеет, а лечиться там очень сложно, к тому же следствие по-прежнему использует болезнь как метод добиться признания.

До тюрьмы: зубы и хронические заболевания

Если вы думаете, что вас могут посадить в тюрьму (допустим, дело уже завели, но в следственный изолятор вас почему-то не посадили, а выпустили под подписку о невыезде, под залог или на домашний арест), то первым делом нужно сделать зубы.

В колонии их лечить не будут, хотя известны случаи, когда это удавалось сделать — за отдельные деньги и после сложных бюрократических согласований. Это программа-минимум для здорового человека. С нездоровыми все гораздо хуже. «Мы много сталкивались с людьми, которые попадали в тюрьму с первой стадией рака, абсолютно операбельной и лечибельной, и через полгода просто сгорали.

Сидели в Москве, в следственном изоляторе. Просто им следователь не давал возможность лечиться, анализы через раз, в итоге уже четвертая стадия и все».

В следственном изоляторе: пытки болезнями и потеря зрения

Условия содержания в следственном изоляторе ужасны и похожи на особый режим, на котором отбывают наказание убийцы-рецедивисты. Самое главное — ужасная скученность.

Предыдущий глава ФСИН Александр Реймер, который сам сейчас отбывает наказание в колонии, попытался провести «реформу», то есть просто привести тюремную жизнь в соответствие с ее же старыми нормативами. Прежде всего, уменьшить количество заключенных в камере. Но после его громкой отставки и посадки ситуация опять ухудшилась.

«Наполнение в московских СИЗО 160%. «Русь Сидящая» вот в Матросскую тишину отвозили раскладушки, просто спать не на чем». «Практически ни одно крупное российское СИЗО не соответствует правилам по освещенности помещений. Вы теряете зрение, если вы пытаетесь что-то читать и писать.

Конечно у нас сейчас порядка 70% всех приговоров проходит в особом порядке, признание вины до следствия, где фактически судебное заседание — формальное, но тем не менее, 30% борются, они читают документы, читают книги. Это достаточно много народу. И 2/3 из них, я думаю, теряют зрение». К тому же в камерах курят и не спят ночью.

«Как раз ночью происходит вся основная «движуха», разговоры, «дороги» (то есть нелегальная межкамерная связь — МедПортал)… свет горит. Вам еще в этих условиях надо спать, потому что утром суд, встречаться с адвокатами. К этому надо приспосабливаться».

Если вам стало плохо в камере СИЗО, это может довольно сильно помочь следствию. «На стадии предварительного заключения только следователь принимает решение, переводить человека в больницу или нет. Конечно это приводит к достаточно большому количеству нарушений и используется в качестве прямого инструмента давления — то есть пытки».

Если у вас есть хронические заболевания — дело совсем плохо. «Допустим, у тебя есть какая-то терапия, которую ты принимаешь. У тебя есть где-то лечащий врач, прекрасное медицинское светило.

Так вот, на основании его заключения тебе ничего не могут передать. Нужно пойти к тюремному врачу (получив направление от следователя), и этот доктор должен подтвердить, что тебе нужен этот препарат. И только тогда его пропустят.

Или не пропустят: доктор не возьмет на себя ответственность и выпишет парацетамол.

Тюремная еда: витамины и жир

Кормят в тюрьме очень плохо, и этому есть очень простое объяснение. «В среднем на трехразовое питание одного осужденного в день выделяется 80 рублей. Что можно за эти деньги приготовить? Даже на большое количество людей, даже если ничего не украсть. Есть определенная диета для людей, с ВИЧ. Но что им это дает? Стакан молока и яйцо».

Люди стараются выживать за счет передач от родственников. При этом нормальным считается этими передачами делиться — не обязательно на всю камеру или барак, люди объединяются в «семейки», маленькие группы взаимной поддержки.

При этом надо понимать, что это нарушение тюремных правил внутреннего распорядка, за которое можно получить взыскание (которое потом повлияет на возможность условно-досрочного освобождения и может стоить нескольких лет жизни).

«Мне помогли опытные заключенные, которые до того отбывали срок на особом режиме. Вообще люди, которые прошли особый режим, Федору Конюхову сто очков вперед дадут. Очень хорошая профилактика — витамины и жир. Мне присылали рыбий жир, а если его не пропускали по каким-то причинам, то просто ел сало, старался ежедневно».

В колонии: ОРВИ и простуды

Важная угроза для здоровья в колонии — ужасного качества спецодежда и обувь. «Когда ты работаешь на улице и у тебя постоянно сырые ноги, понятно, что ты заболеваешь. Бывает, что из полуторатысячного населения колонии несколько сот человек больны одновременно. Температура 39-40 у десятков человек.

Но по закону врачи не могут дать им лекарства — жаропонижающее, например — в барак. По правилам внутреннего распорядка заключенного нужно три раза в день вызывать в санчасть, чтобы он принял таблетки там».

Как ни странно, это очень тяжелая проблема: помещение санчасти обычно очень маленькое, заводят туда по одному и под конвоем, и больные люди часами стоят в очереди на улице на морозе. «С точки зрения вреда здоровью или конвенции о запрете пыток — это как?»

Формально заключенный получает такой же полис ОМС, как и любой другой гражданин. На практике же тюремная амбулатория оснащена довольно плохо: там есть жаропонижающие и обезболивающие, простые антибиотики, йод, бинт, активированный уголь. Но вот сложных препаратов от, допустим, повышенного артериального давления не будет.

Туберкулез и ВИЧ

Ситуация с туберкулезом, которым раньше в тюрьме можно было заболеть очень легко, значительно улучшилась после реформ Реймера, который уменьшил скученность в камерах. К тому же сотрудники ФСИН отделяют больных от здоровых.

Теоретически больной открытой формой туберкулеза не может находиться в одном помещении со «здоровыми» людьми. «В моей практике была история, когда человека с открытой формой туберкулеза везли в одном автозаке со мной. Он стучал, кричал, чтобы его везли отдельно, чтобы никого не заразить.

А ему — «иди отсюда». То есть теоретически — не могут, а по факту — по-разному».

С ВИЧ ситуация гораздо хуже. «При мне давали терапию, лечили. Но говорят, что за последний год-полтора в связи с общим кризисом в стране там возникают серьезные перебои.

У ФСИНа на 80 регионов, где есть тюрьмы, есть всего 20 лабораторий, где можно проводить исследования, чтобы назначить курс и контролировать его.

Вот у нас есть друзья-партнеры, «СПИД-центр» Антона Красовского, и вот там, соответственно, мы общались с медиками, которые работают в Московской области. У них государственная лаборатория, учреждение по оказанию помощи больным ВИЧ и туберкулезом.

И к ним постоянно обращается ФСИН, угрожает, умоляет, просит, чтобы они проводили для них исследования. А это же государственная организация. Но они, как государственная бюджетная организация, сделают анализ без оплаты, то окажутся с другой стороны решетки. Но у ФСИН на эти исследования нет бюджета».

Логично было бы предположить, что у осужденного в личном деле должна стоять пометка, что он болен, предположим, ВИЧ, и его должны этапировать только в те колонии, в которых есть лаборатория и терапия. Но на практике оперативник, который формирует этап, руководствуется совсем другими соображениями.

Во-первых, он должен сделать это быстро: по закону осужденного надо отправить в колонию за десять календарных дней. Во-вторых, опер думает о среде, в которую попадет заключенный, а не об укомплектованности больницы. «Я думаю, что медицина тут не играет никакой роли.

Опер знает: там сидит положенец (заключенный, исполняющий обязанности вора в законе в тюрьме, но им не являющийся — МедНовости), там вор в законе, туда этого заключенного нельзя отправлять. Где какая клиника он точно не знает».

  • Наркотики: лечения нет
  • При том, что в местах заключения очень много осужденных по 228 статье (распространение наркотиков), и среди них очень много наркопотребителей, лечения от зависимости в системе ФСИН нет.
  • Женщины и дети в тюрьме (рассказывает сотрудница фонда Екатерина Шутова)

«В тюрьме есть женщины, и беременные, и с детьми. В СИЗО у беременных и женщин с маленькими детьми отдельная камера, там можно находиться, пока ребенку не исполнится три года. Мы сотрудничаем с СИЗО-6 Москвы, и у них не хватает памперсов, нет детского питания, а то, что есть, детям не подходит. Находиться с ребенком в СИЗО — это, я считаю, ужасно.

Там оказываются те, кого некому поддержать, у кого нет родителей, родственников, которым можно отдать ребенка. Некоторые девушки, которые сидят за наркотики, бывают совсем отмороженные, они считают, что им с ребенком будет легче. Легче — не будет.

В колонии попроще. Таких осужденных отправляют в колонию, где есть дом ребенка. Дети живут отдельно, мамам разрешают туда приходить два раза в день на два часа — погулять. Ребенок, фактически, тоже сидит в тюрьме. И после трех лет его либо отдают родственникам, либо в там уже опека, дом ребенка, детский дом.

Поэтому если есть возможность, лучше там не рожать, а уж если так случилось, отдать ребенка мужу, маме, папе, кому угодно. Для ребенка это такой стресс, который ты потом не вылечишь никогда в жизни.

После трех лет, если у тебя нет родственников, ребенка должны отдать в детский дом. Но там его могут взять под опеку. Тебя не лишили родительских прав, ты выходишь — и тебе его должны отдать.

А семья с этим ребенком может решить, что это их ребенок — и испариться. И поисковые мероприятия длятся потом годами.

Семья, опекающая ребенка, растворилась, переехали, службы опеки разводят руками и говорят: а нас ни о чем не предупредили!»

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *