Исправление приговора по уголовному делу

Исправление приговора по уголовному делуРешением квалификационной коллегии судей от 23 июня 2017 г. судья Т. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи городского суда за совершение дисциплинарного проступка. Дисциплинарная коллегия, рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по жалобе Т. на решение квалификационной коллегии, в своем решении указала следующее.

Исследованные в судебном заседании материалы свидетельствуют о том, что допущенные судьей Т. нарушения процессуального законодательства, в том числе по уголовному делу в отношении К., соответствуют тем, что указаны в решении квалификационной коллегии судей.

Из апелляционного определения по уголовному делу в отношении К. следует, что судьей Т. допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, что явилось основанием для отмены обвинительного приговора по уголовному делу с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В адрес судьи Т. вынесено частное определение.

Нарушение закона выразилось в том, что содержание оглашенного судьей Т. текста приговора в отношении К. существенно отличается от текста приговора, имеющегося в деле, и текстов копий приговора, врученных сторонам. Расхождения между оглашенным приговором и содержащимся в материалах уголовного дела приговором в отношении К. составляют более 800 слов и знаков препинания.

Кроме того, не оглашено, но внесено в приговор более 200 слов.

Такие значительные расхождения между текстами оглашенного и имеющегося в деле приговоров суд апелляционной инстанции расценил как неустранимое в суде апелляционной инстанции существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства или иным путем повлияло или могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В частном определении, вынесенном в адрес судьи Т.

, не только обращено внимание на указанное нарушение уголовно-процессуального закона, но и сделан вывод о том, что подобные факты подмены приговоров или внесения в них исправлений после провозглашения недопустимы в судебной практике, поскольку подрывают авторитет судебной власти, доверие граждан к судьям как носителям судебной власти и к правосудию в целом.

Данные обстоятельства подтверждены материалами дела, в том числе аудиозаписью оглашения приговора судьей Т. Принадлежность Т. голоса, содержащегося на представленных экспертам аудиозаписях, подтверждается заключением экспертов Экспертно-криминалистического центра главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве.

Таким образом, Т. грубо нарушила требования уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела в отношении К., в том числе положений ст.

303 УПК РФ, запрещающей внесение в приговор исправлений после его провозглашения, а также ст.

310, 312 УПК РФ, регулирующих порядок провозглашения приговора и вручения его копий, на что указывалось в представлении о привлечении Т. к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, в судебном заседании Дисциплинарной коллегии нашли свое подтверждение и другие нарушения уголовно-процессуального законодательства. Так, судьей Т. допущены нарушения, связанные с вопросами обращения приговоров к исполнению в отношении 8 осужденных.

По уголовному делу в отношении С. судьей Т. были неправильно применены положения ст.

81 УК РФ об освобождении от наказания в связи с болезнью, а также требования нормативных правовых актов, регламентирующих процедуру освобождения осужденного от отбывания наказания ввиду данного обстоятельства.

Дисциплинарная коллегия отметила, что допущенное судьей Т. нарушение по своему характеру является виновным и существенным. Оно не может рассматриваться как ошибка в толковании и применении норм права, то есть как судебная ошибка.

Нарушения, допущенные судьей Т.

, носят очевидный характер, они повлекли искажение принципов уголовного судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, что свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий.

Вккс рассказала о наказании за исправление решения и техническую ошибку — новости право.ру

Судья Магаданского областного суда Антон Кречетов участвовал в рассмотрении гражданского дела. При этом представителем одного из ответчиков – комитета по управлению мунимуществом – был его родной брат Алексей Кречетов.

Судья настаивал: ни личной заинтересованности в исходе рассмотрения спора, ни частных жалоб у него нет.

Однако комиссия Совета судей Магаданской области по реализации мероприятий противодействия коррупции, урегулированию конфликта интересов во внеслужебных отношениях и при исполнении судьями своих полномочий решила: у Кречетова имелись основания для информирования сторон о наличии обстоятельств, которые могли поставить его в ситуацию конфликта интересов. При этом сведений об информировании участников заседания о родстве в протоколе не содержится, самоотводы и отводы не заявлялись. Поэтому ККС Магаданской области привлекла судью к дисциплинарному наказанию в виде замечания. 

Получила замечание за исправление решения

Судья Оренбургского областного суда Елена Ярыгина после вынесения и оглашения апелляционного определения внесла в него изменения в части взыскания штрафа. Затем она несвоевременно изготовила и выдала стороне определение по делу. За это председатель Оренбургского областного суда обратился с представлением о привлечении Ярыгиной к дисциплинарной ответственности.

Судьи ВККС рассказала про наказание за оскорбление коллег и долги по ЖКХ

ККС Оренбургской области напомнила: изменение резолютивной части апелляционного решения после его оглашения без проведения судебного заседания и удаления суда в совещательную комнату противоречит ч. 1 ст. 193 ГПК. Кроме того, установлено, что мотивированное апелляционное определение не содержит указания на дату его составления.

Судья Ярыгина заявила, что признает изложенные в представлении нарушения, осознает и сожалеет о допущенной ошибке, сделала для себя выводы. В итоге ККС наказала Ярыгину замечанием.   

Предупредили за освобождение от наказания

Судья Канавинского районного суда Нижнего Новгорода Иван Кучин освободил осуждённого от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью.

При этом Кучин не принял во внимание, что в судебном материале отсутствуют ходатайство и сведения о невозможности самостоятельного обращения осуждённого в суд.

Представления начальника учреждения, исполняющего наказание, тоже нет. Характеристика на осуждённого без подписи лица, ее составившего.

ККС Нижегородской области обратила внимание: Кучин не проверил, когда наступила болезнь, есть ли у осуждённого многочисленные взыскания, какое поведение во время отбывания наказания.

Впоследствии освобожденному от наказания осуждённому было предъявлено новое обвинение.

В итоге коллегия пришла к выводу о наличии достаточных оснований для привлечения Кучина к ответственности и наказала его предупреждением. 

Наказали за исправления в приговоре

Мировой судья судебного участка № 7 судебного района г. Черкесска Карачаево-Черкесской Республики Хусеин Семенов, провозглашая приговор, обнаружил в нем ошибки и удалился из зала суда. После внесения исправлений он вернулся и дочитал. Впоследствии приговор был обжалован и отменен.

Судьи ВККС рассказала про наказание за фальсификации и сокрытие доходов

Сам Семенов пояснил, что он прервал оглашение приговора на несколько минут из-за острого бронхита, поднялся в кабинет, принял лекарство, затем спустился в зал и продолжил оглашение приговора. Никаких исправлений судья, по его словам, не вносил. Копия приговора была вручена сторонам в установленный законом срок. 

Согласно апелляционному постановлению, основаниями к отмене приговора по уголовному делу явились процессуальные ошибки и неточности, допущенные секретарем судебного заседания при изготовлении протоколов. Свою невнимательность при проверке этих протоколов судья объяснил состоянием здоровья.

ККС Карачаево-Черкесской Республики пришла к выводу: основанием для отмены приговора стало несоответствие содержания копий проколов, выданных стороне защиты, подлинным протоколам судебных заседаний, имеющимся в материалах дела.

Также в деле отсутствовали части протоколов судебных заседаний, потерпевшей и ее представителю не предоставили права участвовать в судебных прениях, в протоколах не было сведений об изложении государственным обвинителем обвинения.

Поэтому коллегия наложила на мирового судью взыскание в виде предупреждения.     

Привлекли за низкие показатели работы

Судья Муромского городского суда Владимирской области Людмила Белова ежегодно нарушала сроки рассмотрения значительного количества гражданских дел (ст. 154 ГПК).

Так, за пять месяцев 2016 года 5,3% дел было рассмотрено в срок более трех месяцев. В 2017 году 25% гражданских дел рассмотрено в сроки свыше установленных.

За девять месяцев 2018 года 34% дел рассмотрено в сроки свыше установленных.

Основными причинами длительного рассмотрения дел стали недостаточная оперативность судьи в принятии процессуальных решений на разных стадиях судопроизводства (неоднократные подготовки, в том числе после назначения судебных заседаний); длительное неназначение экспертиз по делам; несвоевременное привлечение новых участников процесса; необоснованные отложения судебных заседаний.   

Качество рассмотрения гражданских дел судьей Беловой находится на низком уровне: в 2017 году – 77%, а в 2018 году – 70% при среднеобластном качестве 84% и качестве по суду 81%.

Также ежегодно ниже среднего областного показателя остается качество вынесенных Беловой определений: в 2017 году – 67% при среднем показателе по области и по суду 79%, в 2018 году – 71% при среднем областном показателе и показателе по суду 83%.

За такие низкие показатели ККС Владимирской области наказала Белову предупреждением. 

Предупредили за отказ выдать материалы

Мировой судья судебного участка № 6 Советского района г. Астрахани Ирина Аминова отказалась выдавать по запросу следователя оригинал протокола об административном правонарушении и акт медицинского освидетельствования.

Читайте также:  Кто считается матерью одиночкой по закону

Сначала судья ответила, что материалы направлены для обобщения судебной практики в другой суд, хотя к тому моменту они уже вернулись. На повторный запрос судья ответила, что выдача оригиналов документов возможна при наличии возбужденного уголовного дела.

При этом, согласно Инструкции по судебному делопроизводству в аппарате мирового судьи, дела выдаются для ознакомления в помещении судебного участка на основании письменного заявления при предъявлении должностным лицом мотивированного письменного запроса.

За нарушение этой инструкции ККС Астраханской области наказала Аминову предупреждением.  

Понес ответственность за использование статуса судьи

Судья Дербентского районного суда Алисовбет Алекперов письменно обратился к министру МВД и генпрокурору с заявлением о противоправных действиях со стороны начальников махачкалинских МВД на транспорте, которые выразились в протекционизме по работе в части присвоения сотрудникам специальных званий.

В заявлении Алекперов пишет, что, занимая должность судьи, он неоднократно лично оказывал содействие в ходе рассмотрения направленных СО Махачкалинского ЛУ уголовных дел, им же неоднократно давались соответствующие процессуальные консультации.

При этом его сын, который работает следователем СО Махачкалинского ЛУ МВД на транспорте, ущемлен в правах и под различными предлогами не получил очередного специального звания майора. 

Судьи ВККС рассказала про наказание за низкие показатели и нарушение гостайны

В соответствии с законом о статусе судей и нормами Кодекса судейской этики категорически запрещается использовать статус судьи в личных целях при обращении в различные органы и к должностным лицам. Хотя сын судьи уволился из СО Махачкалинского ЛУ МВД на транспорте, а Алекперов признал свою ошибку, ККС Республики Дагестан наказала его предупреждением.

Получила замечание за техническую ошибку

В ПК «САД» была размещена резолютивная часть решения, которая не соответствовала фактически принятому решению. Судья АС Ставропольского края Любовь Быкодорова пояснила, что случилась техническая ошибка, она на следующий же день удалила неверную резолютивку и опубликовала новую, текст которой соответствовал полному тексту решения.

Судья сообщила, что в дальнейшем примет все меры, чтобы не допустить аналогичных ситуаций. Тем не менее у участников процесса возникла правовая неопределенность в отношении принятого судом акта и его исполнения, а также были сомнения в его достоверности, правильности действий судьи, ее компетентности и беспристрастности.

Поэтому ККС Ставропольского края наказала Быкодорову замечанием. 

Освободили от наказания за недостоверные сведения

Председатель Тындинского районного суда Амурской области Владимир Капустянский указал в справке о доходах своей супруги за 2017 год недостоверные сведения. Согласно документу, ее зарплата по основному месту работы составила 96 006 руб., при этом в действительности от работодателя поступили еще 44 443 руб.

, которые значатся как дополнительный взнос. Подтвердить суммарный доход в 2017 году по основному месту работы невозможно из-за ликвидации предприятия. Капустянский объяснил: 44 443 руб.

были выплачены его супруге в связи с ликвидацией организации, явный их источник не обозначен, супруга не поставила его в известность об этих поступлениях.     

ККС Амурской области подтвердила, что Капустянский указал в справке о доходах супруги недостоверные сведения, однако не нашла в этом признаков коррупционных проявлений и не стала налагать на судью дисциплинарное взыскание.

Обжалование приговора: что следует о нем знать?

К сожалению, если уголовное дело доходит до суда, вероятность того, что гражданин получит обвинительный приговор, очень высока.

Так, например, по данным Судебного департамента при ВС РФ, в первом полугодии 2018 года обвинительный приговор услышали более 341 тысячи человек, а оправдательный – чуть более тысячи граждан.

В связи с этим обстоятельством многие осужденные стремятся обжаловать приговор в вышестоящей инстанции.

https://www.youtube.com/watch?v=J3L1pYkig1M

Стоит ли тратить время и средства на обжалование приговора суда и эффективно ли это? С одной стороны, согласно тем же данным Судебного департамента при ВС РФ, обвинительные приговоры отменяются довольно редко. Так, в первом полугодии из почти 140 тысяч приговоров было отменено чуть более 2 тысяч. Но при этом изменено было более 6 тысяч приговоров.

С другой стороны, осужденному терять фактически нечего: всегда есть вероятность если не отмены, то смягчения приговора. Так, это может быть:

  • переквалификация деяния на статью, предусматривающую менее строгое наказание;
  • переквалификация деяния на часть той же статьи, предусматривающую менее строгое наказание;
  • назначение более мягкого наказания из всех возможных;
  • замена реального лишения свободы условным;
  • назначение наказания ниже низшего предела;
  • применение только основного наказания без дополнительной санкции и т.д.

«Стоит признать, что чаще всего приговоры вышестоящими судами не отменяются, в том числе из-за необходимости поддержания стабильности судебной системы. Однако есть яркие примеры, когда адвокатам удавалось смягчить участь своего доверителя.

Так, например, бывшему директору ОАО «Сыктывкарский ликеро-водочный завод» Александру Сердитову, обвинявшемуся в мошенничестве в особо крупном размере, удалось снизить срок пребывания в колонии с 3 до 2,5 лет.

В качестве основного аргумента выступила прогрессирующая болезнь глаз предпринимателя».

Каков порядок обжалования приговора суда?

Итак, предприниматель решил обжаловать приговор суда: какие действия ему необходимо предпринять?

  1. Приговор, не вступивший в силу, может обжаловаться в течение 10 суток с момента его вынесения. Если осужденный пребывает в местах лишения свободы, то этот срок начинает отсчитываться с момента вручения ему копии приговора. Апелляционная жалоба подается через суд, вынесший приговор. Инстанция может проверить приговор не только по моментам, изложенным в жалобе, но и полностью.
  2. Если судебный акт в силу уже вступил, то осужденный вправе подать кассационную жалобу непосредственно в кассационную инстанцию (это президиумы судов субъектов РФ и профильная коллегия ВС РФ). Перед тем, как рассмотреть жалобу по существу, судья кассационной инстанции для начала должен решить, соответствует ли она требованиям законодательства и можно ли передать её на рассмотрение суда кассационной инстанции. .
  3. Вступивший в силу приговор может быть обжалован в надзорной инстанции. Надзорная жалоба предъявляется непосредственно в ВС РФ: в порядке надзора уголовные дела рассматриваются исключительно Президиумом Верховного Суда России. Недавними поправками в Уголовно-процессуальный кодекс конкретные сроки подачи такой жалобы были устранены. В порядке надзора могут быть обжалованы только те судебные решения, которые в апелляционном порядке рассматривались Верховным Судом РФ, кассационные определения Верховного суда РФ, постановления Президиума Верховного Суда РФ.

29 июля 2018 года вступил в силу ФКЗ № 1, закрепляющий создание новых независимых апелляционных и кассационных судов. Согласно ему, в России учреждаются 5 апелляционных и 9 кассационных судов общей юрисдикции.

Обращаться в один из этих судов можно, если уголовное дело по первой инстанции рассматривалось в суде субъекта РФ. Если дело рассматривалось по первой инстанции в мировом или районном суде, то порядок апелляционного и кассационного обжалования прежний.

Решение о начале функционирования судов будет принято Пленумом ВС РФ не позднее 1 октября 2019 года.

Также не стоит забывать, что приговор может быть отменен, а дело направлено на пересмотр ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Так, под вновь открывшимися обстоятельствами понимается какие-либо факты, существовавшие в момент вынесения приговора, но неизвестные суду.

Под новыми обстоятельствами подразумеваются какие-либо факты, исключающие вину гражданина в совершенном деянии, о которых суд не знал в момент вынесения приговора. Пересмотр приговоров по новым или вновь открывшимся обстоятельствами в пользу осужденного не ограничен сроками.

Стоит ли опускать руки, если обжалование приговора по уголовному делу не привело к нужному результату? Нет, у гражданина остаются и иные варианты действий. Например, он может ходатайствовать об УДО или обратиться в ЕСПЧ. В последнем случае положительное решение ЕСПЧ может быть поводом к пересмотру приговора по вновь открывшимся обстоятельствам.

Отметим важный момент: заниматься обжалованием приговора должен только квалифицированный уголовный адвокат, имеющий опыт работы в апелляционной, кассационной и надзорной инстанции. Работа адвоката достаточно кропотливая: ему необходимо не только подготовить соответствующую жалобу, но и собрать убедительные доказательства позиции доверителя.

Как показывает практика, приговоры отменяются (или изменяются) только при существенных нарушениях уголовно-процессуального закона и других явных «промахах» нижестоящих судов. Незначительные ошибки, допущенные судами, не могут повлиять на результаты пересмотра приговора.

По этой причине адвокату приходиться досконально разбираться в каждом обстоятельстве дела, чтобы повысить шансы своего доверителя на пересмотр дела.

Осужденным не стоит затягивать с обращением к адвокату: по «горячим следам» специалист может сделать гораздо больше.

Адвокаты прокомментировали правовые позиции ВС по уголовным делам из Обзора № 4 за 2019 г

Как сообщала ранее «АГ», 25 декабря Президиум Верховного Суда утвердил Обзор судебной практики № 4 за 2019 г., который содержит 49 позиций по уголовным, административным, гражданским и арбитражным делам.

Первой в обзоре представлена позиция Президиума ВС, который указал, что если на момент вступления в силу акта об амнистии факт совершения лицом нового умышленного преступления в течение испытательного срока условного осуждения не был подтвержден вступившим в законную силу приговором, то такое лицо не может быть признано злостным нарушителем порядка отбывания наказания.

Читайте также:  Как получить компенсации при ликвидации организации?

Далее в обзоре приведены три позиции Суда по процессуальным вопросам.

ВС уточнил, когда суд вправе вернуть уголовное дело прокурору

ВС опубликовал последний обзор судебной практики за 2019 г.Документ содержит 49 правовых позиций, большую часть из которых представила Судебная коллегия по экономическим спорам  

В п.

44 обзора рассмотрен случай, когда Верховный Суд отменил постановление суда о возращении уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном ст.

237 УПК РФ, в связи с отсутствием оснований, препятствующих его рассмотрению судом.

По постановлению суда, оставленному без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, уголовное дело было возвращено прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УК РФ для устранения препятствий рассмотрения его судом.

Заместитель Генерального прокурора РФ в кассационном представлении просил отменить постановление суда и направить уголовное дело в суд для его рассмотрения по существу, поскольку выводы о необходимости возвращения уголовного дела прокурору являются преждевременными, сделанными без оценки всех представленных доказательств.

Верховный Суд отметил, что в постановлении суд первой инстанции указал на отсутствие в обвинительном заключении описания преступных действий, свидетельствующих о намерениях или действительном получении обвиняемыми незаконного вознаграждения, и описания доказательств личной корыстной заинтересованности обвиняемых в совершении растраты. Однако по смыслу закона как растрата квалифицируются противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника, в том числе путем его передачи другим лицам, включая юридические, круг которых не ограничен соучастниками виновного и близкими ему лицами.

«Утверждение суда о необходимости допросов следователем специалистов и экспертов, включенных в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, а в противном случае обвинительное заключение не соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, является несостоятельным», – отмечено в разъяснении ВС.

Суд также пояснил, что эксперты и специалисты были включены следователем в данный список по ходатайству стороны защиты, которое было заявлено и удовлетворено по окончании предварительного следствия.

При этом сторона защиты не ходатайствовала о допросе в ходе следствия специалистов и экспертов, а лишь просила включить их в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

В этой связи Верховный Суд назвал преждевременным вывод суда о неполноте экспертного заключения, поскольку исследование доказательств по делу не было завершено, а в случае возникновения у суда сомнений в правильности, объективности и полноте заключения эксперта они могли быть разрешены судом путем допроса в судебном заседании экспертов, участвовавших в проведении экспертизы. При этом суд не лишен возможности назначения дополнительной либо повторной экспертизы.

Таким образом, указал ВС, суд, не завершив судебное следствие, не предоставив сторонам обвинения и защиты возможность в полном объеме представить все доказательства, не исследовав их в совокупности, фактически дал оценку доказательствам, изложенным в обвинительном заключении, а также сослался на обстоятельства, не предусмотренные ст. 237 УПК РФ, и возвратил уголовное дело прокурору.

Управляющий партнер МАБ «Глинка, Рубинштейн и партнеры» Евгений Рубинштейн отметил, что в рассматриваемом случае ВС РФ подробно описал алгоритм определения вопроса о законности возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

«В судебном решении по конкретному делу Верховный Суд разъяснил, что требуется различать описание события преступления или его части и доказательства, которые подтверждают их.

Если обвинение сформулировано с описанием конкретных действий, а доказательства этих действий в обвинительном заключении не приведены, то это не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Очевидно, что этот вопрос относится к существу дела, и его разрешение должно найти отражение в приговоре», – пояснил адвокат.

По его мнению, в указанном деле нашел подтверждение ранее известный тезис: если следователь не представил доказательств фактического обстоятельства, являющегося составной частью фабулы обвинения, то это может являться основанием для оправдания, переквалификации деяния или принятия иных решений по материально-правовым вопросам уголовного дела, но никак не основанием для возвращения уголовного дела прокурору для того, чтобы следователь собрал «недостающие» доказательства.

Евгений Рубинштейн также выделил другую правовую позицию ВС, представляющую определенный интерес для защиты, которая, по его мнению, изложена Судом вскользь.

«Процессуальная ситуация проста: на этапе окончания ознакомления с материалами уголовного дела следователь удовлетворил ходатайство о включении в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны защиты, отдельных экспертов и специалистов.

Указанные лица на стадии предварительного расследования не допрашивались. Известная и распространенная практика заключается как раз в другом – следователи отказываются включать таких лиц на том основании, что они не допрашивались.

Верховный Суд РФ не только не увидел в решении следователя какого-то нарушения, но и добавил, что, поскольку сторона защиты избрала такую тактику вовлечения экспертов и специалистов в уголовное судопроизводство, то следователь и не обязан был их допрашивать», – пояснил он.

Адвокат добавил, что после включения таких лиц в список лиц со стороны защиты именно на суд возлагается обязанность их вызвать и допрашивать в соответствии с инициативой стороны защиты. «Поэтому сам по себе факт отсутствия допроса этих лиц на стадии предварительного расследования не может являться основанием для возвращения уголовного дела прокурору», – подытожил Евгений Рубинштейн.

Управляющий партнер АБ «ЕМПП», адвокат Сергей Егоров выделил указание ВС на то, что дело может быть возвращено прокурору только при наличии существенных и неустранимых нарушений для рассмотрения дела судом.

«Верховный Суд ориентирует нижестоящие суды на то, что в случае сомнений в необходимости возврата дела прокурору суд может разрешить этот вопрос после завершения судебного следствия. В целом судебная практика идет по пути формализации оснований для возврата дела прокурору.

Если даже явные недостатки и нарушения, допущенные следствием, в принципе устранимы в ходе суда, они подлежат устранению самим судом», – заключил эксперт.

Адвокат АП г. Москвы Арсен Егиазарян отметил, что при разрешении вопросов о возврате уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ суду нужно оценить возможность его рассмотрения: достаточность материалов, корректность обвинительного заключения и т.д. «Суду необходимо указывать на существенные ошибки.

Например, изложенное в обвинительном заключении обвинение не соответствует изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.

В таких случаях прокуратура обычно соглашается с тем, что в процессе судебного заседания возможно устранить данную ошибку, но она является существенной и поэтому подлежит устранению до начала рассмотрения дела в суде», – пояснил эксперт.

Он добавил, что в ст. 237 УПК указан перечень оснований для возврата дела прокурору.

«Те основания, которые были приведены судом в рассматриваемом случае для возврата дела прокурору, не столь однозначны, ведь они прямо не предусмотрены ст. 237 УПК.

Следовательно, они носят преждевременный характер, ведь, по сути, оценка доказательств в соответствии со ст. 67 УПК РФ осуществляется судом», – отметил Арсен Егиазарян. В этой связи адвокат согласился с выводами ВС РФ.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов считает, что суд не должен использоваться в качестве инструмента «работы над ошибками» для следствия или «полировки» обвинительного заключения, предоставляя возможность обвинению исключить нарушения закона, допущенные при расследовании уголовного дела, и устранить препятствия для постановления обвинительного приговора.

«ВС счел, что суд не вправе давать оценку доказательствам, изложенным в обвинительном заключении, без фактического их исследования и предоставления всех доказательств, без проведения полноценного судебного следствия и ссылаться на обстоятельства, не предусмотренные ст.

237 УПК, для возвращения уголовного дела прокурору, – полагает эксперт.

– В противном случае практика применения института искажает его смысл и используется для различных злоупотреблений, направленных на восполнение неполноты и недостатков предварительного расследования, и для того, чтобы свести к нулевому значению возможность вынесения оправдательного приговора».

В каких случаях недопустимо ухудшение положения осужденного?

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ также включила в обзор правовую позицию о том, что при пересмотре судебного решения в кассационном порядке суд вправе вынести определение, влекущее ухудшение положения осужденного, лишь по тому правовому основанию и по тем доводам, которые указаны в кассационном представлении или кассационной жалобе потерпевшего (п. 45 документа).

В рассматриваемом случае Верховный Суд указал на ошибку президиума Хабаровского краевого суда, который при вынесении своего судебного акта не учел п. 21 действовавшего в то время Постановления Пленума ВС РФ от 28 января 2014 г. № 2.

Так, краевой суд при пересмотре постановлений нижестоящих судов только по жалобе осужденного Т. отменил постановление о смягчении наказания осужденному по ч. 5 ст. 69 УК РФ, тем самым ухудшив положение последнего.

Ведь пересмотр кассацией судебного решения в сторону ухудшения положения осужденного допускается только по жалобе потерпевшего или по представлению прокурора.

Комментируя разъяснение ВС, Алексей Иванов отметил, что фундаментальное право на защиту принадлежит гражданину, попавшему на орбиту уголовного и уголовно-процессуального законов, – ведь только он либо лицо, действующее в его интересах, могут реализовывать свое право и оценивать его, поэтому суд обязан лишь обеспечить условия для полноценной реализации этого права.

Читайте также:  Порядок оплаты больничного листа: защита. Это только по одному первоначальному больничному

«Именно на процессуальных обязанностях сторон выстраиваются пропорции уголовного процесса и баланс между защитой и обвинением. Следовательно, существующее процессуальное равновесие не должно нарушаться подменой процессуальных обязанностей», – пояснил адвокат.

В этой связи он поддержал вывод Верховного Суда о том, что отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается.

ВС пояснил, в каких случаях недопустима отмена оправдательного приговора

В п. 46 обзора высшая судебная инстанция пояснила, что не допускается отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту. Оправдательный приговор может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя.

По итогам нового апелляционного рассмотрения оправдательный приговор в отношении Д. был отменен, а его уголовное дело по ч. 3 ст. 238 УК РФ было направлено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. В итоге Д.

, ранее оправданный по уголовному делу, вновь приобрел процессуальный статус обвиняемого. Впоследствии Президиум Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики отменил апелляционный приговор и передал уголовное дело на новое рассмотрение в тот же апелляционный суд в ином составе.

Далее апелляция вновь отменила оправдательный приговор, направив уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда отменила постановление президиума республиканского суда и апелляционное определение, передав уголовное дело на новое рассмотрение в кассационный суд другого субъекта РФ. Высшая судебная инстанция сочла, что президиум республиканского суда ухудшил правовое положение Д. вопреки требованиям ст. 401.6 УПК РФ.

Согласно этой норме пересмотр в кассационном порядке приговора по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления его в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения.

Верховный Суд добавил, что ни оправданный Д., ни его защитник не ходатайствовали об изменении основания оправдания. Таким образом, нижестоящая инстанция проигнорировала соответствующие разъяснения п. 19 Постановления Пленума ВС РФ о практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве, от 30 июня 2015 г. № 29.

Евгений Рубинштейн отметил, что правая позиция неоднократно формулировалась Верховным Судом РФ, но в силу ее повторяемости теперь она изложена очень подробно – оправдательный приговор не может быть отменен по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту. «Здесь требуются размышления более глубокого порядка, нежели ссылки на известное Постановление Пленума Верховного Суда РФ о практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», – полагает он.

По мнению эксперта, в основе вышеуказанного постулата лежит идея о том, что нельзя использовать нарушения прав обвиняемого против самого обвиняемого.

«Фигура обвиняемого в уголовном процессе (при всем объеме предоставленных ему прав) очень уязвима и слаба по сравнению с публичной властью, ведущей производство по уголовному делу. Поэтому неслучайно правам обвиняемого уделяется много внимания в науке.

Если в ходе производства по уголовному делу был постановлен оправдательный приговор и при этом еще были нарушены права обвиняемого, то сам по себе факт нарушения публичной властью прав обвиняемого не может обусловливать отмену оправдательного приговора», – пояснил адвокат.

Он также предостерег, что иной подход может привести к ущербной и ужасной практике: если по уголовному делу недостаточно доказательств вины обвиняемого, то при проведении процессуальных действий необходимо нарушить права обвиняемого, чтобы отменить приговор в суде апелляционной инстанции.

По словам Алексея Иванова, такая правовая позиция направлена на исключение случаев произвольного поворота к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке и выступает ориентиром повышения гарантий лиц, в отношении которых рассматривается уголовное дело.

Сергей Егоров назвал важными разъяснения Верховного Суда РФ о том, что положение осужденного лица не может ухудшено в случае пересмотра приговора при отсутствии требуемых УПК оснований.

«Если прокурор и/или потерпевший не заявляют о пересмотре приговора в кассационном порядке, то суд кассационной инстанции даже при наличии явных ошибок нижестоящих судов не вправе ухудшать положение осужденного, – подчеркнул адвокат.

– При истечении годичного срока с даты вступления в силу оправдательного приговора последний может быть изменен только в части основания оправдания по жалобе оправданного или его защитника».

По мнению эксперта, такие разъяснения ВС РФ следует только приветствовать, ведь они препятствуют расширительному толкованию норм УПК РФ судами при принятии решений, фактически ухудшающих положение осужденных.

В свою очередь Арсен Егиазарян полагает, что такие разъяснения Верховного Суда РФ значимы для практики ввиду своего справедливого и законного характера.

«Отмена оправдательного приговора возможна лишь по действительно существенным, а не надуманным обстоятельствам, – отметил адвокат.

– Направление дела на новое рассмотрение является отменой оправдательного приговора и ухудшением положения лица, что справедливо было отмечено защитником обвиняемого».

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Статистика, если в ней разобраться, опровергает расхожее мнение о якобы обвинительном уклоне правосудия. Наши подходы во многом мягче, чем в других развитых странах. При этом, как ни парадоксально, чистых оправдательных приговоров действительно немного.

Но тут все дело в некоторых наших юридических особенностях: когда человек не виноват, его не всегда оправдывают, но при этом и не осуждают. Дело просто прекращается. Всего за полгода из следственных изоляторов были выпущены без судимости более 6,3 тысячи человек.

Они были либо оправданы, либо их дела прекращены по самым разным основаниям. 

«Ещё тенденция — суды стали чаще возвращать дела прокурору. По данным Судебного департамента, в этом году это случилось 6,3 тысячи раз.

Для сравнения: в прошлом году за шесть месяцев суды вернули 5,9 тысячи дел.

При этом самих дел в суды поступило меньше, так что по факту получается, что суды стали гораздо строже относиться к обвинению», — рассказывает адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

На практике нередко бывает, что возвращенное в прокуратуру дело тихо там и умирает. Все как бы остаются при своих: человек не осужден, но и правоохранители вроде бы не проиграли в суде. Конечно, возврат не означает, что о деле забудут. Иногда следствие проводит работу над ошибками и вновь выдвигает обвинения.

«Как бы то ни было, низкое число оправдательных приговоров, по словам экспертов, не показатель суровости нашей системы. В США, например, до судебного разбирательства доходит лишь небольшой процент дел, там, где обвиняемый намерен стоять до конца.

В основном ещё на предварительной стадии происходит торг между обвинением и защитой, и роль адвокатов- выторговать для клиента условия получше. У нас такой торговли не предусмотрено. Если человек признает вину, он может согласиться на особую процедуру, то есть упрощенный порядок, и тогда ему гарантируется смягчение наказания.

Но оправдательного приговора в таком случае быть не может, человек и не отрицает, что виноват», — поясняет адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

Всего за полгода было осуждено почти 339 тысяч человек. Из них почти 240 тысяч были осуждены в особом порядке. Так что в рамках обычного разбирательства получили обвинительный приговор примерно 79 тысяч человек. На этом фоне цифры оправдательных приговоров и закрытых дел выглядят совсем по-другому.

1,8 тысячи человек были оправданы, как говорится, вчистую. Из них 986 человек получили оправдательные приговоры. Дела остальных были закрыты за отсутствием события или состава преступления. То есть это было почти то же самое, что и оправдательный приговор.

Еще дела часто закрывались по нереабилитирующим причинам, то есть человек не оправдан, но его решено не судить.

«Активно заработали новые правила: человека, впервые совершившего нетяжкое преступление, можно освободить от уголовной ответственности, если он раскаялся и возместил ущерб. При этом суд назначит ему штраф, но судимости у человека не будет.

Под такие нормы попали более 14,2 тысячи человек. Плюс такой системы в том, что она не ставит черное пятно в биографии человека. Формально судимости у него нет.

Ведь справка с клеймом калечит жизнь хуже, чем тюрьма», — резюмирует адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *