Фальсификация свидетельских показаний

Фальсификация свидетельских показанийГражданский кодекс рассматривает фальсификацию доказательств по гражданскому делу как уголовное деяние. Мера наказания за него предусматривается ч.1 ст.303 УК. Под самим понятием фальсификации в гражданском процессе следует понимать умышленное предоставление недостоверных фактов и документов, оформленных или полученных с нарушением законодательных норм и принципов. Такой вид доказательств признается судом ничтожным и утратившим доказательную силу.

К наиболее распространенным формам подделки документов и доказательств относят:

  • Допечатку текстов;
  • Подделку подписей;
  • Замену, добавление и изъятие внутренних листов документа;
  • Предъявление вновь созданного документа, содержащего ложные сведения( так называемый «интеллектуальный подлог») и т.д.

Причем уголовный кодекс четко разграничивает случаи с умышленной фабрикацией от предоставления доказательств, содержащих ошибочные сведения, не имеющих намерения направить судебное разбирательство по ложному пути.

Каким образом можно обнаружить и проверить подлог

Фальсификация свидетельских показанийСуществует несколько способы установления фактов искажения сведений:

  • Сопоставление сведений, содержащихся в документе с данными, полученными из других доказательств;
  • Проверка подлинности документа при помощи опроса лиц, присутствовавших при составлении;
  • Проверка подлинности с помощью сравнения почерка и подписи на документе, подлинность которого не подлежит сомнению. Суд имеет право сделать сличение самостоятельно, без привлечения экспертов.
  • Назначение соответствующей экспертизы или привлечение специалиста.

Как правило, если речь идет о документе, выступающем в роли физического носителя (паспорт, диплом и т.д.), факт фальсификации можно установить с помощью экспертизы. Её результаты показывают, по каким именно параметрам документ отличается от оригинального образца, в каком месте были сделаны подтирания и подчистки.

Вопросы, когда в документе, соответствующем установленному образцу, содержатся ложные сведения, требует более сложного подхода.

К примеру, в помещении до приватизации было зарегистрировано 4 человека, а в выписка из домовой книги содержит информацию только о 3 или 2 прописанных. В этом случае налицо злоупотребление сотрудником паспортного стола, который внес ложные данные в документ, своих обязанностей. В этом случае должностное лицо признается соучастником преступления.

Если такой документ выдан сотрудником государственной службы, действие квалифицируется как получение взятки, злоупотребление или превышение полномочий. Это преступление наказывается значительно более строгими мерами и предусматривает наказание в виде лишения свободы на длительный период.

Какие шаги необходимо предпринять, чтобы суд признал факт фальсификации

Фальсификация свидетельских показанийЕсли факт фальсификации не является для суда очевидным, есть два способа разрешения ситуации:

  • Подача заявление о назначении почерковедческой, судебно-технической и другого вида экспертизы. В сложных ситуациях возможно проведение комплексного исследования с привлечением специалистов разных отраслей. Следует убедиться, что секретарь судебного заседания зафиксировал ваше ходатайство в протоколе. Экспертизы, как правило, платные. Но при удачном исходе дела их стоимость возмещается из бюджетных средств или взыскивается с виновного.
  • Подать заявление о возбуждении уголовного дела в полицейский отдел по месту нахождения суда, в котором данная фальсификация рассматривается как доказательство.

Первоначально должен быть реализован первый способ. Право заявления о фальсификации в ходе самого гражданского процесса предусмотрено нормами АПК ( ст.161) и ГПК (ст.186) РФ.

Обязанность суда в возбуждении уголовного дела законом не предусмотрена.

Поэтому если возможность самостоятельного доказательства подлога или подделки не представляется возможным , а судебный орган отказывает в экспертизе, следует обратиться с соответствующим заявлением в полицию.

Меры наказания за предоставление фальсифицированных сведений в гражданском процессе

Санкции ст.303 УК РФ предусматривают несколько видов ответственности за фальсификацию сведений:

  • Уголовный штраф в размере до 300 тыс. руб.
  • Обязательные работы на период до 480 часов.
  • Исправительный труд сроком до 24 месяцев.
  • Ограничение свободы на срок до 4 месяцев.

Description: Пакет документов, необходимых для составления ДКП. Как правильно составить договор купли продажи автомобиля. Меры предосторожности при составлении ДКП.

Условия привлечения к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по ГП

Доказательства – это предметы и сведения, содержащие в себе следы преступления или иным образом способствующие установлению обстоятельств совершенного преступления и изобличению виновных лиц.

Только на основании достаточного количества доказательств суд может вынести обвинительный приговор.

Любая фальсификация доказательств по уголовному или гражданскому делу преследуется по закону и непременно повлечет применение наказания к виновному лицу.

Фальсификация свидетельских показаний

Состав преступления

Непосредственным объектом совершения преступления, связанного с фальсификацией доказательственной базы, является нормальное функционирование судебной власти и системы правосудия.

Предметом являются конкретные доказательства, которые претерпели определенные видоизменения, т.е. любые данные и предметы, полученные в ходе дознания, следствия и суда, имеющие значение для расследования дела и установления фактических обстоятельств произошедшего.

В данный состав преступления не включаются показания фигурантов по уголовному делу, заключения экспертов, а также работа переводчиков, связанная с участием в уголовном процессе. Указанные действия при их несоответствии действительности следует квалифицировать по другой статье – 307 УК.

С субъективной стороны деяние характеризуется исключительно прямым умыслом, т.е. лицо, совершающее фальсификацию, знает, что ложно изменяет документы и данные, желает совершить указанные действия, знает, какой результат будет в итоге и желает его наступления.

Субъектом преступления может быть признано лишь лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое каким-то образом участвует в процессе доказывания либо представители указанного лица.

Для должностных лиц, принимающих участие в фальсификации доказательств, при подделке официальных документов грозит ответственность по специальной статье – служебный подлог (ст.292 УК).

Ч.2 ст.303 УК предусматривает наличие специального субъекта – сотрудника правоохранительных органов, составивший протоколы следственных действий, которые не проводил, внес ложные сведения в официальные документы, сфабриковал доказательственную базу, а также прокурор, дознаватель либо защитник.

Не имеет значение мотив, по которому сотрудник совершил указанные действия, так же не влияют и цели. Исключение составляет получение вознаграждения за указанные действия. В таком случае действия будут квалифицированы дополнительно еще и по ст.290 УК.

Фальсификация свидетельских показаний

Меры наказания

Фальсификация документов в гражданском процессе, равно как и других доказательств по гражданскому иди административному делу (ч.1 ст.303 УК), предусматривает альтернативные вида ответственности:

  • штраф;
  • принудительные работы;
  • исправительные работы;
  • арест.

Обратите внимание

Статья 327 УК РФ определяет меры ответственности за подделку документов и удостоверений. Так, уголовное наказание подразумевает штрафы до 80 тыс. руб, исправительные работы или лишение свободы на срок 2 лет.

Подробности в статье тут

Фальсификация доказательств следователем по уголовному делу, прокурором или дознавателем повлечет за собой помимо увольнения еще и уголовную ответственность по ч.2 ст.303 УК.

К таким лицам могут быть применены следующие виды наказания:

  • ограничение свободы;
  • принудительные обязательные работы с лишением права занимать определенные должности ли без него;
  • лишение свободы с лишением права занимать определенные должности или без такого лишения.

Ч.3 ст.303 УК устанавливает ответственность за подделку доказательственной базы по тяжким или особо тяжким преступлениям, а также повлекшая тяжкие последствия. К тяжким последствиям можно отнести привлечение невиновного лица к ответственности, равно как и освобождение виновного.

Лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, совершившие фальсификацию доказательственной базы, несут ответственность по отдельной части – ч.4 ст.303 УК. Санкция статьи предусматривает наказание, начиная от штрафа в крупном размере и заканчивая реальным сроком лишения свободы максимумом на 4 года.

Фальсификация доказательств защитником

Существует две категории способов фальсификации доказательственной базы защитниками, одна из которых не влечет уголовной ответственности, а вторая влечет возбуждение уголовного дела по ст.303 УК.

К способам, не запрещенным законодательством, относится:

Уничтожение доказательства

Иногда в попытках помочь своему подзащитному адвокаты пускаются во все тяжкие и уничтожают листы уголовного дела. Указанные действия не подпадают под ст.303 УК, так как нет элемента подделки.

Изготовление документа

Большая часть из таких документов также не будет отнесена к фальсификации. Например, адвокат, общаясь с подозреваемым, узнает от последнего о том, что преступление совершило иное лицо. Тогда им составляется адвокатский опрос, который может быть приобщен к материалам дела. В последующем может быть установлено, что никакого иного лица нет, а это лишь способ избежать ответственности.

Фальсификация свидетельских показаний

Подстрекательство свидетелей к даче определенных показаний

В Чувашской Республике был случай, когда защитник склонил священнослужителя, совершившего преступление, дать показания о том, что неправомерное деяние совершило иное лицо, которое уже написало явку с повинной. Защитник в этом случае не может быть привлечен к ответственности по ст.303 УК, так как самой фальсификации нет.

Легализация доказательств, предоставленных клиентом

К примеру, подозреваемый через своего адвоката передал больничный лист для приобщения к материалам уголовного дела. В ходе следствия эксперт установил, что документ сфальсифицирован и имеет подчистку даты.

Читайте также:  Развод и раздел имущества через суд

Если будет доказано, что подчистку совершил адвокат, то он будет привлечен к ответственности по ст.303 УК. Кстати, подробнее о подделке больничных листов и мерах ответственности за это, можно прочитать тут https://lexconsult.online/8398-chto-grozit-za-poddelku-lista-netrudosposobnosti

К запрещенным методам относятся:

Вступление в сговор со следователем для правки доказательств в уголовном деле

В практике имеется случай, когда адвокат вступил в преступный сговор со следователем, а последний пообещал потерпевшей возмещение ущерба, если та изменит показания.

Последняя при дополнительном допросе указала, что в ходе опознания лица указала на преступника ошибочно и он в действительности не совершал в отношении нее преступных действий.

Согласно определению судебной коллегии по уголовным делам от 31.01.2005 адвокат был признан подстрекателем по ст.303 УК.

Исправления в протоколе

После ознакомления с материалами уголовного дела следователь заметил исправления в протоколах следственных действий, которые в корне меняют следственную картину. В практике имелось несколько случаев такой фальсификации, но все они были прекращены за недоказанностью вины.

Судебная практика

Фальсификация доказательств и результатов оперативно розыскной деятельности сотрудниками правоохранительных структур, прокурорскими работниками не носит столь значительного распространения.

Чаще данный состав преступления усматривается у лиц, в отношении которых ведется процесс, защитников, которые «собирают» доказательства нечистоплотными методами, а также у следователей.

Также стоит отметить тот факт, что более распространенным составом преступления является ст.307 УК, а не ст.303 УК, т.е. дача ложных показаний.

Одним из последних вынесенных приговоров по ч.3 ст.303 УК является приговор Кировского районного суда г.Томска от 29.05.2017 где имела место фальсификация материалов уголовного дела следователем.

Так, она создала в трех уголовных делах (двух тяжких и одном особо тяжком) протоколы допросов свидетелей, которых в действительности не допрашивала, и на основании них прекратила уголовные дела в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению к ответственности.

Чтобы узнать больше информации – задавайте вопросы в х к статье

Заставили дать ложные показания – как защититься

20 марта 2021

К сожалению, психологическое и физическое давление продолжают оставаться излюбленными приемами правоохранителей, позволяющим им добиться получения признательных показаний от граждан.

Об этом, например, свидетельствует статистика Европейского Суда по правам человека: так, по данным отчета за 2020 год, из 185 рассмотренных жалоб россиян в ЕСПЧ было удовлетворено 173 обращения. Причем чаще всего российские власти нарушали ст.

3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающую пытки и бесчеловечное отношение к кому бы то ни было.

Противозаконных средств добычи признательных показаний довольно много. Достаточно часто задержанные жалуются на избиения, применение электрошокеров, удушение, оставление на длительный срок без еды и воды, угрозы причинения вреда здоровью или необоснованного привлечения к ответственности.

В условиях жесткого прессинга гражданин готов подписать любые документы и сознаться в любом преступлении. При этом данные таким образом показания закрепляются посредством назначенных адвокатов, не соблюдающих Кодекс профессиональной этики адвоката и выполняющих чисто декоративные функции.

Что делать, чтобы не допустить принуждения к даче показаний?

Чтобы обезопасить себя от возможного насилия со стороны правоохранителей, обязательно заручитесь поддержкой адвоката при аресте.

Если у задержанного гражданина нет номера адвоката, он может позвонить родственникам и попросить им найти защитника: право на телефонный звонок в течение первых трех часов закреплено в ст.14 ФЗ «О полиции». Адвокат немедленно прибудет по названному вами адресу.

Практика показывает, что правоохранители не рискуют оказывать давление на задержанного во время дачи им объяснений в присутствии защитника.

До приезда адвоката:

  1. При задержании полицией не применяйте насилие по отношению к правоохранителям. Во-первых, в этом случае действия задержанного можно подвести под статью 318 УК РФ, а во-вторых, возникшие телесные повреждения полицейские смогут объяснить тем, что гражданин сопротивлялся или нападал на правоохранителей.
  2. Вежливо объясните полицейским, что вы не будете давать объяснений до приезда адвоката. Не рекомендуется общаться с правоохранителями даже на отвлеченные темы – опытные следователи незаметно для гражданина смогут получить нужную информацию.
  3. Не подписывайте никаких документов. Доказано, что человек, находящийся в стрессовой ситуации, не способен в полной мере понимать значение и смысл написанного.

Если вас заставили дать ложные показания

К сожалению, не всегда задержанному удается срочно вызвать уголовного адвоката. Что делать, если вы уже дали показания под угрозами или пытками?

  1. Если физическое воздействие было, обязано зафиксируйте данный факт. Например, если гражданин был отпущен из отдела, незамедлительно пройдите медицинское освидетельствование. Если задержанный был доставлен в ИВС или СИЗО, пройти медосмотр можно уже там.
  2. Подготовьте заявление в территориальный отдел управления СК по тому району, где применялось насилие. Укажите ФИО, звания сотрудников полиции, применявших незаконные методы воздействия, данные свидетелей, которые могут подтвердить ваши слова, а также иную важную информацию, попросите затребовать данные с камер видеонаблюдения. К заявлению следует приложить медицинскую документацию. Правоохранителей можно привлечь к уголовной ответственности по целому ряду статей: ст.286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), ст.302 УК РФ («Принуждение к даче показаний») , ст.303 УК РФ («Фальсификация доказательств и результатов ОРД») и т.д.

Как быть с самими признательными показаниями, данными под давлением? В этом случае сторона защиты может заявить следователю, дознавателю или прокурору ходатайство о признании какого-либо доказательства (например, показаний) недопустимым. Должностные лица могут сделать это и по собственной инициативе, но чаще всего этого не происходит.

Доказательства можно признать недопустимыми и в судебном процессе. Помощь адвоката в суде будет заключаться в подготовке и подаче соответствующего ходатайства в порядке ст.235 УК РФ.

 Бремя опровержения доводов стороны защиты возлагается на сторону обвинения (прокурора), но на практике Вам придётся самому доказывать допущенное в отношение Вас нарушение закона. Следует учитывать, что суды крайне критически относятся к подобным заявлениям, рассматривая их как попытку уйти от ответственности.

В случае, если признательные показания под давлением даны в присутствии защитника по назначению следует проверить, как было обеспечено участие адвоката, не был ли адвокат допущен в обход автоматизированной информационной системы распределения дел по назначению, а при установлении подобных фактов необходимо обратиться с жалобой в адвокатскую палату для их фиксации и привлечения адвоката-нарушителя к дисциплинарной ответственности (палаты довольно жестко реагируют на подобные факты, лишая адвоката, нарушившего установленный порядок, статуса).

В п.12 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года № 55 указано, что если подсудимый изменит или откажется от признательных показаний по мотивам того, что они были даны под давлением, суд обязан запустить механизм проверки этого заявления. На практике такая проверка обычно сводится к вызову следователей или оперативников, принимавших участие в тех или иных действиях.

Если подсудимый сообщил не просто о давлении, о применении физической силы в отношении себя (то есть фактически о преступлении), то суд должен отложить судебное разбирательство и направить заявление руководителю следственного органа для проверки. Здесь-то и потребуются свидетельские показания, медицинские заключения и прочие доказательства.

Итак, если гражданина заставили дать показания под давлением или угрозой, это не значит, что шансов защититься нет. Грамотный адвокат сумеет обратить ситуацию в вашу пользу, добившись признания тех или иных доказательств недопустимыми и привлечения представителей властных структур к уголовной ответственности.

Фальсификация свидетельских показаний

К вопросу о следственных ошибках и их судебной оценке

Задачей предварительного следствия и суда является рассмотрение всех возможных версий совершенного преступления с целью установления объективной истины.

Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1″ О судебном приговоре» сказано, что при постановлении приговора «судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены».

Фальсификация свидетельских показаний

Сидоров А.С.

  • Поводом к написанию настоящий статьи явился один из случаев вопиющего непрофессионализма следователя, ошибки которого надлежащим образом не были оценены судом, что, по мнению автора, привело к незаконному и необоснованному осуждению гражданина К.
  • Поскольку, к сожалению, подобные ситуации в следственной и судебной практике не единичны, позволю себе поделиться результатами своей оценки обстоятельств данного дела.
  • Фабула дела такова.
Читайте также:  Если учитель ударил ученика какое наказание по статье?

Гражданин Т. Тобольским районным судом Тюменской области был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УПК РФ («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека»).

Поводом для привлечения Т. к уголовной ответственности явилась дорожная ситуация, связанная с тем, что на автомобильной трассе Тюмень – Сургут потерпевшая П.

, управляя легковым автомобилем, выехала на полосу встречного движения, и, допустив столкновение своего автомобиля с двумя другими автомобилями, погибла. По мнению стороны обвинения, это произошло в результате того, что другой водитель – обвиняемый Т.

, также управляя легковым автомобилем, в результате обгона грузового автомобиля, двигавшегося в попутном направлении, выехал на полосу движения П., чем создал помеху движению автомобиля потерпевшей.

Обвиняемый Т. вину свою не признал, т.к. полагал, что инкриминируемого ему деяния на самом деле не совершал.

Однако суд не принял доводы стороны защиты во внимание, и в отношении Т., как отмечалось выше, был вынесен обвинительный приговор.

На чем же строились доводы защиты? Вот об этом я и хотел бы поведать читателю, так как непосредственно участвовал в качестве защитника на всех стадиях уголовного процесса по данному делу.

И чтобы не изощряться в теоретических изысканиях, далее приведу извлечения из своей кассационной жалобы в защиту Т. (имена и фамилии участников производства по делу мной не называются).

При этом в связи с ограниченностью объема статьи говорить обо всех выводах суда, которые не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, мы не будем.

Итак. «Суд в приговоре, как на доказательство вины Т. в совершении преступления, ссылается на флеш-карту, изъятую в ходе выемки у свидетеля Б., протокол ее осмотра следователем, а также осмотр указанной флеш-карты и просмотр зафиксированной на ней видеозаписи в ходе судебного заседания.

Вместе с тем, давая оценку данным доказательствам, суд не учел, что в протоколе осмотра видеозаписи изложены умозаключения следователя, которые не соответствуют зафиксированной на ней дорожной ситуации, а также другим доказательствам по делу.

Так, в протоколе осмотра видеозаписи следует, что в момент разъезда встречного легкового автомобиля с другим легковым автомобилем, зафиксировано, что «водитель грузового транспортного средства съезжает на правую обочину, чтобы предотвратить ДТП».

Однако в ходе просмотра данной видеозаписи в суде установлено, что указанное обстоятельство не соответствует действительности. Кроме того, по делу не установлен и не допрошен водитель «грузового транспортного средства» с целью установить, предпринимал ли он на самом деле попытку съехать на правую обочину, как это утверждает следователь, а если да, то с какой целью.

Кроме того, в протоколе осмотра значится, что «в момент заноса встречного легкового автомобиля установлено, что это автомобиль MITSUBISHI типа «седан».

Каким образом следователь установил, что это именно автомобиль MITSUBISHI, а не автомашина другой модели типа «седан», в протоколе не значится.

В протоколе нет никаких данных о государственном регистрационном номере этого автомобиля и о том, кто управлял данным автомобилем. Не было этого установлено и при просмотре видеозаписи в ходе судебного разбирательства.

Из протокола также следует, что «водитель автомобиля «Н» CR-V грубо нарушил требования пункта правил 11.1 ПДД РФ и не предпринял никаких попыток для предотвращения дорожно-транспортного происшествия».

Однако на исследованной видеозаписи на самом деле нет никаких сведений о механизме дорожно-транспортного происшествия, в результате которого погибла водитель П..

Видеозапись не содержит информации и о том, как маневр обгона попутного транспортного средства водителем Т. связан с дорожно-транспортным происшествием.

Согласно оглашенных в судебном заседании показаниям свидетеля К., явившегося участником ДТП, следует, что о том, как автомобиль под управлением погибшего водителя П. оказался на встречной полосе он не знает.

Но от сотрудников полиции ему известно, что кто-то из очевидцев ДТП передал им флеш-карту, на которой запечатлен момент нарушения ПДД водителем внедорожника.

Кто из сотрудников полиции сообщил ему об этом, а также кто управлял внедорожником, он суду не сообщил.

Свидетель Н.. допрошенный в суде, занимался расследованием данного уголовного дела. Но очевидцем ДТП он также не являлся. Тот факт, что Т. мог совершить преступление, является лишь его предположением, которое он сделал на основании просмотра видеозаписи, зафиксированной на флеш- карте, изъятой у свидетеля Б.

В соответствии ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Согласно ст. 87 УПК РФ проверка доказательств следователем проводится, в том числе, путем установления их источников.

В данном же случае в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства дела источник происхождения флеш-карты не установлен.

Согласно показаниям свидетеля Щ. (сотрудника ГИБДД) во время осмотра места происшествия к нему подошел один из участников ДТП — водитель Б., который передал ему флэш-карту с вышеуказанной записью.

В свою очередь, свидетель Б., допрошенный в ходе предварительного следствия и в суде, пояснил, что на месте ДТП эту флеш-карту ему передал неизвестный мужчина, личность которого органами следствия и судом на момент судебного следствия не установлена.

Таким образом, ни органы следствия, ни суд не установили, кому на самом деле принадлежит переданная свидетелю Б. флеш-карта, когда и при каких обстоятельствах выполнена хранящаяся на ней видеозапись. Не установлен, не изъят, не осмотрен и не признан вещественным доказательством по делу видеорегистратор, посредством которого осуществлялась видеозапись на данную флэш-карту.

Кроме того, как отмечалось выше, свидетель Б. передал флеш-карту свидетелю Щ. (сотруднику ГИБДД) во время осмотра места ДТП 4 января 2013 года. А согласно протоколу выемки флэш-карта была изъята следователем у свидетеля Б. только 17 января 2013 года.

Осужденный Т., который просматривал видеозапись, зафиксированную на флеш-карте в кабинете следователя 4 января 2013 года, просмотрев видеозапись в судебном заседании, заявил, что дорожная ситуация, которую он увидел в суде, не соответствует той, которую он видел, просматривая видеозапись 4 января 2013г.

В связи с этим у стороны защиты возникло предположение, что в период с момента получения информации о наличии флеш-карты у свидетеля Б. (4 января 2013 года) до ее выемки следователем (17 января 2013 года), во время ее нахождения вне материалов уголовного, дела кем-то могло быть внесено изменение в файл с видеозаписью.

  О знании законов уголовных…

Учитывая вышеизложенное, стороной защиты на предварительном следствии и в суде неоднократно заявлялись ходатайства о признании вещественного доказательства – флеш-карты с видеозаписью, а также протокола ее осмотра недопустимыми доказательствами.

Однако в удовлетворении данных ходатайств следователем и судом было отказано. Тогда стороной защиты в суде было заявлено ходатайство о назначении и производстве в отношении указанной видеозаписи видеотехнической судебной экспертизы с целью установления ее подлинности. Однако без всяких к тому законных оснований в удовлетворении данного ходатайства было также отказано.

В данном случае суд существенно нарушил следующие положения уголовно-процессуального законодательства:

  • положение части 2 статьи 50 Конституции РФ, которая предусматривает, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
  • положение части 3 статьи 7 УПК РФ, в соответствии с которой нарушением норм настоящего кодекса судом, прокурором, следователем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким образом доказательств.
  • положение части 1 статьи 75 УПК РФ, согласно которой доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса.

В результате сомнение в достоверности видеозаписи, хранящейся на вышеуказанной флеш-карте, не только в ходе предварительного следствия, но в ходе судебного разбирательства, не устранено.

Кроме того, следует отметить, что задачей предварительного следствия и суда является рассмотрение всех возможных версий совершенного преступления с целью установления объективной истины.

Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1 «О судебном приговоре» сказано, что при постановлении приговора «судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены» (п.4).

В приговоре суд ссылается на показания свидетеля Н. (следователя, который расследовал уголовное дело) о том, что на видеозаписи видно, как «автомобиль Мицубиси съехал на обочину, когда автомобиль Т.

создал аварийную ситуацию, выехав на полосу встречного движения при наличии на ней автомобиля. Это причинно-следственная связь.

Читайте также:  Возврат не понравившегося телефона

По данному уголовному делу проверялись и другие версии ДТП, но они не подтвердились».

Этот вывод противоречит обстоятельствам дела хотя бы потому, что на самом деле столкновение автомобиля потерпевшей П. с другими автомобилями произошло не на обочине, куда выехал автомобиль потерпевшей Мицубиси, как отмечено выше, а на противоположной части дорожного полотна, т.е. на полосе встречного движения.

Кроме того, суд не выяснил у свидетеля Н. и не указал в приговоре, какие именно версии для проверки данного умозаключения и каким-образом проверялись по делу.

Вместе с тем, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства сторона защиты неоднократно настаивала на необходимости проверки следующих версий:

  • о нарушении Правил дорожного движения самой потерпевшей или другими участниками дорожного движения;
  • о возможности возникновения столкновения автомобиля, которым управляла потерпевшая, с другими автомобилями в связи с технической неисправностью транспортных средств – участников ДТП;
  • о том, что дорожно-транспортному происшествию могли способствовать внешние условия на участке ДТП, техническое состояние дороги и т.д.;
  • о том, что дорожно-транспортному происшествию могло способствовать неудовлетворительное психофизиологическое состояние водителей транспортных средств – участников дорожно-транспортного происшествия.

С целью проверки этих версий стороной защиты неоднократно заявлялись ходатайства о назначении судебной экспертизы дорожно- транспортного происшествия, судебной автодорожной экспертизы, судебной экспертизы технического состояния транспортных средств – участников ДТП (автотехническую экспертизу), комплексной судебно-медицинской, психофизиологической и инженерной экспертизы психофизиологического состояния потерпевшей и других участников дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии со ст. 159 УПК РФ следователь обязан рассмотреть каждое заявленное по делу ходатайство. При этом обвиняемому и его защитнику не может быть отказано в производстве экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

Таким образом, следователь, отказав стороне защиты в назначении судебных экспертиз для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, существенно нарушил право обвиняемого Т. на защиту. Суд же, проигнорировал данное нарушение. Кроме того, он также отказал в удовлетворении ходатайств о назначении судебных экспертиз.

Указанные нарушения, привели к тому, что в отношении Т. постановлен не законный и не обоснованный приговор. При постановлении данного приговора суд первой инстанции проигнорировал разъяснение Верховного Суда Российской Федерации о том, что «в соответствии со ст.

302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях», и что при его постановлении «следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст.

14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу   (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1 «О судебном приговоре»).

Судебная коллегия по уголовным делам Тюменского областного суда не только не проверила указанные доводы, указанные в апелляционной жалобе, но и необоснованно отказала в ходатайстве стороне защиты в повторном исследовании в судебном заседании видеозаписи, зафиксированной на флэш-карте, являющейся вещественным доказательством по делу».[1]

В качестве завершения данного повествования хотелось бы отметить еще один интересный факт, свидетельствующий о профессиональном уровне некоторых следователей.

В суде, допрашивая свидетеля Н.

(следователя, расследовавшего дело, о котором шла речь выше), я спросил у него, на каком основании он принял решение об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении судебной экспертизы технического состояния транспортных средств – участников ДТП (автотехническую экспертизы).

Он, приняв важный вид на «полном серьезе» с «переполнявшей» его гордостью сообщил суду следующее: «Я не посчитал нужным этого сделать, т.к. я лучше других следователей разбираюсь в автомобилях и являюсь специалистом в этом вопросе.

В связи с этим «меня и поставили» расследовать дела о дорожно- транспортных происшествиях. Осматривая автомобили, столкнувшиеся в результате ДТП, я видел, что в техническом состоянии все эти автомобили были исправны?» И это при том, что по внешнему виду одного только автомобиля потерпевшей, было видно, что он восстановлению вряд ли полежит.

В связи с этим напрашиваются вопросы: «А может быть действительно, зачем назначать по уголовным делам какие-то там экспертизы, использовать специальные познания в науке, технике искусстве или ремесле, раз сами следователи – специалисты «широкого профиля»? А может нам и суды не нужны, раз легко соглашаются с мнением таких следователей?».

Источник: Архив Тобольского районного суда Тюменской области, уголовное дело № 1-39/2013

Фальсификация доказательств и результатов ОРД как специальный вид превышения должностных полномочий

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. К недопустимым доказательствам относятся:

ИЗ ПРАКТИКИ. Как следует из кассационного определения СК по уголовным делам ВС РФ от 11.02.2008 по делу № 82-008-4, уголовное дело в отношении И. было возбуждено 15.09.2006 по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст. 286, 292 и 303 УК РФ. Постановлениями о частичном прекращении уголовного дела уголовное преследование И. по ст. 292 и ст. 286 УК РФ прекращено.

Вопреки доводам кассационных жалоб, в соответствии с действующим уголовным законодательством состав «фальсификация доказательств», предусмотренный ст. 302 УК РФ, является специальной нормой по отношению к общим нормам, предусмотренным ст. 292 и ст. 286 УК РФ.

Поэтому при конкуренции указанных норм в силу ч. 3 ст. 17 УК РФ совокупность преступлений (в данном случае — идеальная совокупность) отсутствует и применению подлежит специальная норма, что призвано исключить незаконное двойное вменение.

В связи с изложенным материалы уголовного дела в части совершения И. преступлений, предусмотренных ст. 292 и ст. 286 УК РФ, обоснованно прекращены, что, однако, не может свидетельствовать об отсутствии в содеянном им объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ.

Оценив действия осужденного по ч. 2 ст. 303 УК РФ, суд в приговоре указал, как это предусмотрено ст.

307 УПК РФ, в чем конкретно выразилась фальсификация доказательств, раскрыв на основе исследованных доказательств объективную и субъективную стороны содеянного им.

 В этой связи не может быть признан состоятельным довод И. о том, что на предварительном следствии были фактически прекращены все его противоправные действия.

В судебном заседании достоверно установлено, что «И., являясь следователем при ОВД , умышленно сфальсифицировал протоколы следственных действий, которые им фактически не производились, приобщил эти протоколы к материалам соответствующих уголовных дел, для последующего приостановления дел с целью придания видимости производства расследования и улучшения показателей своей работы».

ИЗ ПРАКТИКИ. Как следует из апелляционного приговора судебной коллегии по уголовным делам Новгородского областного суда от 03.07.2015 по делу № 1–47/15-22-888/2015, действия Ш. и Т. суд квалифицировал по совокупности преступлений:

— по части 4 ст. 303 УК РФ — как фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению тяжкого преступления,

— а также и по п. «в» ч. 3 ст.

286 УК РФ — как превышение должностных полномочий, то есть совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с причинением тяжких последствий, а Т. — в том числе с применением специальных средств по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Оценив содеянное осужденными, суд фактически в приговоре признал, что их злоупотребления служебными полномочиями заключались в фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению тяжкого преступления.

Между тем в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами УК РФ, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Признав Ш. и Т. виновными по двум преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 286 УК РФ и ч. 4 ст. 303 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон. В нарушение требований ст.

17 УК РФ квалифицировал по совокупности преступлений одни и те же деяния должностного лица, предусмотренные общей (ст. 286 УК РФ) и специальной нормами (ст.

303 УК РФ), без учета того, что последняя норма представляет частный случай злоупотребления служебными полномочиями специального должностного лица.

При установленных судом обстоятельствах, когда преступное посягательство осужденных было направлено на один объект — интересы правосудия, — судебная коллегия признала необходимым содеянное Ш. и Т.

в части фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению преступления, квалифицировать по ч. 4 ст.

303 УК РФ о специально-должностном преступлении против правосудия, а общую норму (ч. 3 ст. 286 УК РФ) исключить из приговора как излишне вмененную.

К таким же выводам пришел Благовещенский гарнизонный военный суд в приговоре от 26.05.2014 по делу № 1–1/2014 (1–25/2013): «анализ состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, позволяет прийти к выводу, что данная норма является частным случаем превышения должностных полномочий…».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *